Цифровая версия книги: Янко Слава  || http://yanko.lib.ru || http://yanko.ru || http://tvtorrent.ru || Icq# 75088656

update 09.06.11 Номера страниц - внизу

 

 

 

 

 

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

РОССИЙСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ

А.А. Белик

КУЛЬТУРНАЯ (СОЦИАЛЬНАЯ) АНТРОПОЛОГИЯ

Учебное пособие

Москва 2009


 

УДК 572:130.2(075) ББК 71я73 Б 43

Художник Михаил Гуров

Издано при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы 'Культура России'

© Велик А.А., 2009

© Российский государственный гуманитарный университет, 2009 ISBN 978-5-7281-1052-1


 

Электронное оглавление

Электронное оглавление. 3

Оглавление. 7

Предисловие. 10

Примечания. 11

Введение. 11

Примечания. 13

Часть первая. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ И ПРОБЛЕМЫ КУЛЬТУРНОЙ (СОЦИАЛЬНОЙ) АНТРОПОЛОГИИ   14

Раздел I. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ КУЛЬТУРНОЙ (СОЦИАЛЬНОЙ) АНТРОПОЛОГИИ.. 14

Глава 1. Культурная (социальная) антропология как учебная дисциплина и область научных исследований  14

Методы и основные направления исследований в культурной (социальной) антропологии. 16

Проблема определения понятий 'культура', 'культурная антропология' и 'социальная антропология'  19

Разнообразие современных исследований в культурной (социальной) антропологии. 22

Примечания. 23

Рекомендуемая литература. 25

Глава 2. Понятия 'культура', 'личность', 'энкультурация'. 25

Взаимосвязь понятий 'культура', 'личность', 'энкультурация'. 25

Структура культуры и факторы, влияющие на личность. 27

Структура культуры и детерминанты личности Стратегия психокультурного исследования*  29

Примечания. 29

Рекомендуемая литература. 30

Глава 3. Современная и традиционная культуры.. 30

Сравнительная характеристика современной и традиционной культур. 30

Особенности современной индустриальной культуры.. 34

Примечания. 37

Рекомендуемая литература. 37

Раздел II. ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ, БИОЛОГИЧЕСКОЕ МНОГООБРАЗИЕ ИНДИВИДОВ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА.. 38

Глава 1. Теория эволюции Дарвина. 38

Утверждение принципа развития в органической природе. 38

Теория незаметных изменений и 'борьба за существование'. 41

Общая оценка концепции Чарльза Дарвина. 45

Примечания. 47

Рекомендуемая литература. 47

Глава 2. Эволюция и генетика. 48

После Дарвина. 48

Примечания. 54

Рекомендуемая литература. 55

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля и концепция наследственности Лебона-Ломброзо. 55

Антропология Э. Геккеля. 55

Концепция наследственности Лебона-Ломброзо. 58

Практические последствия генетического детерминизма в поведении человека. 62

Примечания. 66

Рекомендуемая литература. 67

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии. Геном человека. 67

Мифология 'центральной догмы'. 67

Социально-психологические закономерности развития доктрин. 70

Геном человека. 72

Необходимость теории в генетике. 75

Примечания. 76

Рекомендуемая литература. 77

Глава 5. Дискуссия о внутривидовом разнообразии человека. 77

Концепция плавных переходов (клинализм) и отрицание биолого-географического разнообразия. 77

Примечания. 84

Рекомендуемая литература. 85

Глава 6. Типы органического разнообразия индивидов. 85

Примеры разнообразия в физической антропологии. 85

Изучение органического разнообразия индивидов в 'биологии человека'. 87

Необходимость интегрального подхода. 89

Примечания. 90

Рекомендуемая литература. 90

Глава 7. Теории эволюции и происхождение человека. 91

Многообразие теорий эволюции. 91

Происхождение человека: информация к размышлению.. 97

Культурный тип деятельности и значение 'первобытного' искусства в его становлении. 101

Примечания. 105

Рекомендуемая литература. 107

Раздел III. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ КУЛЬТУРНОЙ (СОЦИАЛЬНОЙ) АНТРОПОЛОГИИ.. 107

Глава 1. Детство как предмет изучения в культурной антропологии. 107

Детство - феномен культуры.. 107

Межкультурное исследование детства: направления и предметные области. 109

Проблема мышления в межкультурном изучении детства. 116

Значение эмоциональных взаимодействий в детстве. Привязанность (attachment) 119

Примечания. 124

Рекомендуемая литература. 125

Глава 2. Культура и мышление. 125

Постановка вопроса. 125

Концепция 'первобытного мышления' Л. Леви-Брюля. 126

Изучение особенностей мышления, познания и восприятия в современном и традиционном обществах  128

Способы объяснения межкультурных различий в познании и мышлении. Понятия 'когнитивный стиль' и 'сенсотип'  130

Примечания. 133

Рекомендуемая литература. 133

Глава 3. Два подхода к пониманию культурной (этнической) идентичности в культурной (психологической) антропологии. 133

Проблема существования американской культуры как метаэтнической общности. 133

Критическое переосмысление проблемы культурной (этнической) идентичности Г. Стейном.. 139

Комментарии к позиции Г. Стейна. 142

Культурная антропология, понятие 'культура' и концепция Г. Стейна. 144

О примордиализме, конструктивизме и свободе выбора идентичности. 147

Развитие исследований культурной (этнической) идентичности в культурной антропологии в 80-90-х годах XX века  152

Примечания. 154

Рекомендуемая литература. 155

Часть вторая. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ В КУЛЬТУРНОЙ АНТРОПОЛОГИИ   155

Раздел I. АНТРОПОЛОГИЯ РЕЛИГИИ.. 156

Глава 1. Общая характеристика антропологии религии (интеллектуалистский подход) 156

Общая характеристика антропологии религии. 156

Теория религии Э. Тайлора. 157

Примечания. 168

Глава 2. Эмоционально-чувственное понимание магии и религии (эмоционалистский подход) 169

Идея безличной волшебной силы и концепция магии и религии Р. Маретта. 169

Социально-психологический аспект концепции происхождения и функционирования религии у Э. Дюркгейма  172

Примечания. 175

Глава 3. Дальнейшее развитие антропологии религии в XX веке. 175

Примечания. 177

Рекомендуемая литература. 177

Раздел II. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ.. 178

Глава 1. Экономическая антропология: от истоков до 50-70-х годов XX века. 178

Общая характеристика экономической антропологии. 178

Экономическая теория и модель деятельности человека. 179

Вклад Б. Малиновского и М. Мосса в обоснование экономической антропологии. 183

'Аргонавты западной части Тихого океана' Б. Малиновского. 183

'Очерк о даре' М. Мосса. 186

Различные направления исследований в экономической антропологии в 20-80-х годах XX века. 188

Примечания. 190

Рекомендуемая литература. 191

Глава 2. Экономическая антропология, итоги изучения дара (обмена) в XX веке и глобализация  191

Цель и причины появления книги М. Годелье 'Загадка дара'. 191

Критика М. Мосса и новая формулировка М. Годелье изучения дара. 193

Критика структурализма К. Леви-Строса. 194

Дополнение к критике структурализма К. Леви-Строса. 196

Новые пути изучения 'дара': священные объекты и мифология обмена дарами с божествами. 198

Философская реконструкция социального. 199

Сравнение социологического и антропологического контекстов. Сравнение двух типов обществ. 201

Экономическая антропология в многообразном мире. 205

Примечания. 206

Рекомендуемая литература. 207

Раздел III. АНТРОПОЛОГИЯ КОММУНИКАЦИИ.. 207

Глава 1. Значение коммуникации в функционировании культур и роль невербальной коммуникации  207

Общая характеристика исследований антропологии коммуникаций. 207

Понятие ритуала в этологии человека. Функции ритуала. Этологическая интерпретация коммуникации  220

Примечания. 225

Рекомендуемая литература. 226

Глава 2. Анализ коммуникации (общения) как целостного явления. 226

Разнообразие этнокультурно обусловленных форм общения (на примере этикета стран Юго-Восточной Азии) 230

Стили общения. 236

Структура уровней взаимодействия индивида с внешним окружением.. 240

Примечания. 244

Рекомендуемая литература. 245

Глава 3. Вербальная коммуникация. 245

Значение вербальной коммуникации в культуре. 245

Язык и культура. Концепция языка Э. Сэпира. 247

Язык как формальная система. 251

Язык как инстинкт. 254

Примечания. 255

Рекомендуемая литература. 256

Раздел IV. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ, ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ, МЕДИЦИНСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ И ПРОБЛЕМА НОРМЫ И ПАТОЛОГИИ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ.. 256

Глава 1. Психологическая антропология. 256

Теоретические истоки психологической антропологии и две тенденции в познании культур. 256

Общая структура исследований психологической антропологии в 70-80-х годах XX века. 260

Психологическая антропология в конце XX века. 262

Примечания. 264

Рекомендуемая литература. 265

Глава 2. Культурная (социальная) антропология и экология человека (экологическая антропология) 265

'Культурная экология' и проблема 'экология и религия'. 269

'Пища' и 'образ питания' как интегрирующие понятия экологической и культурной антропологии  275

Некоторые основания экологического кризиса и деформация естественного образа жизни. 279

Примечания. 281

Рекомендуемая литература. 282

Общая характеристика области исследований. 282

Образ жизни различных народов: биология и культура. 285

Примечания. 288

Рекомендуемая литература. 289

Глава 4. Норма и патология в условиях различных культур. 289

Постановка вопроса. 289

Многообразие нормы или многообразие патологий?. 290

Этнопсихиатрия. Этнические психозы и виды народной терапии. 292

Функции измененных состояний сознания и их роль в поддержании нормы. 298

Психобиологичекая синхронизация как способ поддержания здоровья. 298

Примечания. 301

Рекомендуемая литература. 303

Глава 5. Культурная антропология и глобализация. 303

Принципы глобализации в докладах Римскому клубу. 303

Однообразный универсализм или культурное разнообразие?. 307

Образ мира - образ человека. 312

Примечания. 315

Рекомендуемая литература. 317

Заключение. 317

Примечания. 321

Список источников и литературы.. 322

Источники. 322

Литература. 323

Foreword. 326

 


4

Оглавление

Предисловие... 15

Введение... 19

Часть первая. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ И ПРОБЛЕМЫ КУЛЬТУРНОЙ (СОЦИАЛЬНОЙ) АНТРОПОЛОГИИ

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

Глава 1. Культурная (социальная) антропология как учебная дисциплина и область научных исследований ... 27

Начало культурной (социальной) антропологии... 29

Методы и основные направления исследований в культурной (социальной) антропологии... 31

Проблема определения понятий 'культура', 'культурная антропология' и 'социальная антропология' ... 37

Разнообразие современных исследований в культурной (социальной) антропологии... 42

Глава 2. Понятия 'культура', 'личность', 'энкультурация'... 48

Взаимосвязь понятий 'культура', 'личность', 'энкультурация'... 48

5

Структура культуры и факторы, влияющие на личность ... 51

Глава 3. Современная и традиционная культуры... 57

Сравнительная характеристика современной и традиционной культур... 57

Особенности современной индустриальной культуры... 64

Особенности современной культуры и проблема нарратива-интерпретации ... 66

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов и происхождение человека

Глава 1. Теория эволюции Дарвина... 72

Утверждение принципа развития в органической природе ... 72

Теория незаметных изменений и 'борьба за существование'... 79

Общая оценка концепции Чарльза Дарвина... 86

Глава 2. Эволюция и генетика... 91

После Дарвина... 91

Современные представления о механизмах наследования ... 97

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля и концепция наследственности Лебона-Ломброзо... 105

Антропология Э. Геккеля ... 105

Концепция наследственности Лебона-Ломброзо ... 111

Практические последствия генетического детерминизма в поведении человека... 118

6

Культурная антропология против вульгарного биологизма. Принцип сотрудничества в эволюции... 120

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии. Геном человека... 127

Мифология 'центральной догмы'... 127

Социально-психологические закономерности развития доктрин ... 132

Геном человека... 136

Необходимость теории в генетике... 141

Глава 5. Дискуссия о внутривидовом разнообразии человека ... 146

Концепция плавных переходов (клинализм) и отрицание биолого-географического разнообразия... 146

Миф о нереальности внутривидового разнообразия человечества... 154

Глава 6. Типы органического разнообразия индивидов ... 161

Примеры разнообразия в физической антропологии... 161

Изучение органического разнообразия индивидов в 'биологии человека'... 164

Необходимость интегрального подхода ... 167

Глава 7. Теории эволюции и происхождение человека... 171

Многообразие теорий эволюции... 171

Происхождение человека: информация к размышлению ... 182

Культурный тип деятельности и значение 'первобытного искусства' в его становлении... 190

7

Раздел III. Некоторые проблемы культурной (социальной) антропологии

Глава 1. Детство как предмет изучения в культурной антропологии... 202

Детство - феномен культуры... 202

Межкультурное исследование детства: направления и предметные области... 206

Проблема мышления в межкультурном

изучении детства... 218

Значение эмоциональных взаимодействий в детстве. Привязанность (attachment) ... 225

Глава 2. Культура и мышление ... 236

Постановка вопроса... 236

Концепция 'первобытного мышления' Л. Леви-Брюля___ 237

Изучение особенностей мышления, познания и восприятия в современном и традиционном обществах ... 242

Способы объяснения межкультурных различий в познании и мышлении. Понятия 'когнитивный стиль' и 'сенсотип'... 246

Глава 3. Два подхода к пониманию культурной (этнической) идентичности в культурной (психологической) антропологии ... 251

Проблема существования американской культуры

как метаэтнической общности... 251

Психокультурный подход к анализу этнической идентичности... 254

Критическое переосмысление проблемы культурной (этнической) идентичности Г. Стейном ... 261

8

Комментарии к позиции Г. Стейна... 267

Культурная антропология, понятие 'культура' и концепция Г. Стейна... 272

О примордиализме, конструктивизме и свободе выбора идентичности ... 277

Развитие исследований культурной (этнической) идентичности в культурной антропологии в 80-90-х годах XX века... 286

Часть вторая. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ В КУЛЬТУРНОЙ АНТРОПОЛОГИИ

Раздел I. Антропология религии

Глава 1. Общая характеристика антропологии религии (интеллектуалистский подход)... 295

Общая характеристика антропологии религии... 295

Теория религии Э. Тайлора ... 297

Анализ магии, религии и науки у Дж. Фрэзера (деятельностно-интеллектуалистский подход) ... 308

Глава 2. Эмоционально-чувственное понимание магии и религии (эмоционалистский подход)... 320

Идея безличной волшебной силы и концепция магии и религии Р. Маретта... 320

Социально-психологический аспект концепции происхождения и функционирования религии у Э. Дюркгейма ... 326

Глава 3. Дальнейшее развитие антропологии религии в XX веке ... 332

9

Раздел II. Экономическая антропология

Глава 1. Экономическая антропология: от истоков до 50-70-х годов XX века... 337

Общая характеристика экономической антропологии... 337

Экономическая теория и модель деятельности человека ... 340

Вклад Б. Малиновского и М. Мосса в обоснование экономической антропологии. 'Аргонавты западной части Тихого океана' Б. Малиновского... 347

'Очерк о даре' М. Мосса... 352

Различные направления исследований в экономической антропологии в 20-80-х годах XX века ... 357

Глава 2. Экономическая антропология, итоги изучения дара (обмена) в XX веке и глобализация... 362

Цель и причины появления книги М. Годелье 'Загадка дара' ... 362

Критика М. Мосса и новая формулировка М. Годелье изучения дара... 365

Критика структурализма К. Леви-Строса ... 368

Дополнение к критике структурализма К. Леви-Строса ... 371

Новые пути изучения 'дара': священные объекты и мифология обмена дарами с божествами ... 374

Философская реконструкция социального... 376

Психологический аспект процессов дарообмена... 378

Сравнение социологического и антропологического контекстов. Сравнение двух типов обществ ... 380

Экономические теории и проекты будущего... 384

Экономическая антропология в многообразном мире ... 387

10

Раздел III. Антропология коммуникации

Глава 1. Значение коммуникации в функционировании культур и роль невербальной коммуникации ... 392

Общая характеристика исследований антропологии коммуникации ... 392

Значение и различные интерпретации коммуникации в культурной (социальной) антропологии... 396

История как процесс внушения - коммуникации. Уровни и результативность коммуникации... 402

Общая характеристика форм невербальной коммуникации... 408

Понятие ритуала в этологии человека. Функции ритуала. Этологическая интерпретация коммуникации... 416

Глава 2. Анализ коммуникации (общения) как целостного явления ... 428

Межкультурное исследование потребности в общении и в уединении ... 428

Разнообразие этнокультурно обусловленных форм общения (на примере этикета стран Юго-Восточной Азии) ... 435

Стили общения ... 444

Западный и азиатский типы коммуникации... 448

Интерпретация коммуникации в символическом интеракционизме Дж. Г. Мида и ее использование в культурной антропологии... 451

Структура уровней взаимодействия индивида с внешним окружением... 452

Психосоциальный гомеостаз в Китае, Японии и США ... 454

Глава 3. Вербальная коммуникация... 462

Значение вербальной коммуникации в культуре... 462

11

Язык и культура. Концепция языка Э. Сэпира... 465

Язык как формальная система ... 472

Генеративная лингвистика Н. Хомского... 477

Язык как инстинкт... 479

Раздел IV. Психологическая, экологическая, медицинская антропология и проблема нормы и патологии в контексте глобализации

Глава 1. Психологическая антропология ... 484

Теоретические истоки психологической антропологии и две тенденции в познании культур... 484

Основные вехи исторического развития направления 'культура-и-личность' (психологической антропологии)... 489

Общая структура исследований психологической антропологии в 70-80-х годах XX века ... 491

Психологическая антропология в конце XX века ... 495

Глава 2. Культурная (социальная) антропология и экология человека (экологическая антропология) ... 500

От географического детерминизма к геополитике и экологической антропологии... 500

Культурная экология и проблема 'экология и религия'... 507

Роль природного окружения в формировании и отборе психологических черт личности ... 513

'Пища' и 'образ питания' как интегрирующие понятия экологической и культурной антропологии... 519

Некоторые основания экологического кризиса и деформация естественного образа жизни... 527

12

Глава 3. Медицинская антропология... 533

Общая характеристика области исследований... 533

Образ жизни различных народов: биология и культура... 537

Глава 4. Норма и патология в условиях различных культур... 545

Постановка вопроса... 545

Многообразие нормы или многообразие патологий?... 547

Этнопсихиатрия. Этнические психозы

и виды народной терапии... 550

Факторы, способствующие норме (патологии).

Биология и культура ... 556

Функции измененных состояний сознания и их роль в поддержании нормы. Психобиологическая синхронизация как способ поддержания здоровья... 562

Глава 5. Культурная антропология и глобализация... 572

Принципы глобализации в докладах Римскому клубу... 572

Однообразный универсализм или культурное разнообразие? ... 579

Образ мира - образ человека... 587

Глобализация, миграции и особенности этнодемографических процессов в Европе, США и России... 593

Заключение ... 598

Список источников и литературы ... 606

13


 

 

14-

Предисловие

Учебник 'Культурная (социальная) антропология' является результатом длительного опыта преподавания автором курса культурной антропологии в различных вузах Москвы. Основой настоящего учебника является цикл лекций и семинарских занятий, регулярно (с 1994 г.) проводимых на кафедре теории и истории культуры РГГУ Кроме того, автор длительное время преподавал культурную антропологию в МГСУ (ныне РСУ), МосГу, МГУДТ и МГППУ Небольшой курс по культурной антропологии в 2001/02 уч. году был прочитан на психологическом факультете МГУ. Автор выражает благодарность студентам, которые с той или иной степенью активности участвовали в бесконечных опробованиях предмета 'культурная (социальная) антропология'.

Предлагаемый вниманию учебный курс культурной (социальной) антропологии ориентирован на широкий круг студентов, преподавателей и просто интересующихся современными проблемами человекознания. Он может быть использован для преподавания целого ряда учебных дисциплин в различных вузах России. В первую очередь он ориентирован на использование в качестве основы при преподавании такой учебной дисциплины, как культурная (социальная) антропология, а также культурная антропология, социальная антропология. (В настоящее время примерно один и тот курс существует под различными названиями в вузах г. Москвы.) В то же время отдельные главы (или части) учебника могут использоваться в качестве основы для отдельных самостоятельных курсов, как входящих в стандарт специальности 'социальная антропология', так и существующих в стандартах других специализаций. Имеются в виду такие предметы, как 'антропология (социология) коммуникации', 'экономическая антропология', 'экологическая антропология (этногеография)', 'психологическая антропология', 'медицинская антропология'. По отношению к специализации

15

'социальная антропология' данный учебник охватывает не все разделы максимального полного курса культурной (социальной) антропологии. В него не включен раздел по этносоциологии, так как существует учебник Ю.В. Арутюняна, Л.М. Дробижевой, А.А. Сусоколова 'Этносоциология' (1998) и довольно много работ посвящено этому направлению исследований. В настоящем курсе не рассматривались и вопросы, связанные с изучением традиционного и современного права, которые входят в сферу интересов 'юридической антропологии'1. Автор также не затрагивает проблемы 'политической антропологии', так как они достаточно разнообразно и полно проанализированы в трудах В.А. Тишкова2. Заметим, что данное издание представляет собой первую часть работы, посвященной анализу проблем культурной (социальной) антропологии. Оно будет дополнено 'Историей культурной (социальной) антропологии', которая составит вторую часть учебника для специальности 'социальная антропология'.

Основу данного учебника составили научные исследования автора, выполненные в Институте этнологии РАН и в учебно-научном центре социальной антропологии РГГУ. В процессе исследований и создания курса автор получал помощь и поддержку от коллег в России и за рубежом. В связи с этим автор выражает благодарность акад. РАН В.А. Тишкову, чл.-корр. РАН С.А. Арутюнову, д-ру ист. наук, проф. РАЕН П.И. Пучкову, д-ру ист. наук Э.Г. Алесандренкову, д-ру ист. наук Т.В. Таболиной, д-ру ист. наук М.Г. Котовской, д-ру ист. наук К.В. Цеханской за поддержку в разработке столь сложного научно-исследовательского и преподавательского проекта. Автор также благодарен за поддержку в апробации и издании хрестоматии 'Личность, культура, этнос' завкафедрой психологии личности психологического факультета МГУ д-ру психол. наук, проф. А.Г. Асмолову, д-ру психол. наук Г.У. Солдатову, д-ру психол. наук, проф. Т.Г. Стефаненко, д-ру психол. наук Д.А. Леонтьеву и канд. психол. наук Е.И. Шлягиной. Особую признательность хотелось бы выразить д-ру психол. наук, проф. Н.М. Лебедевой и д-ру филос. наук, проф. И.В. Кондакову, д-ру ист. наук, проф. В.В. Пименову, д-ру ист. наук, проф. А.А. Никишенкову и главному редактору журнала 'Твое здоровье' B.C. Алгульяну.

Со словами благодарности хотелось бы обратиться к зарубежным коллегам (за внимательное отношение к моим просьбам и помощь в выполнении различных проектов) - проф. И. Эйбл-

16

Эйбесфельдту (Германия), проф. Дж. Де Восу (США), проф. Э. Бургиньон (США), а также редколлегии журнала 'Этос' и членам Американской антропологической ассоциации.

Примечания

1 См.: Обычай и закон. Исследования по юридической антропологии / Под ред. Н.И. Новиковой, В.А. Тишкова. М., 2002; Юридическая антропология. Закон и жизнь / Под ред. Н.И. Новиковой, В.А. Тишкова. М., 2006; Ковлер А.И. Антропология права. М., 2002; Рулан Н. Юридическая антропология. М., 1999.

2 Из самых последних работ А.А. Тишкова см.: Тишков В.А. Политическая антропология // Антропология в высшей школе. М., 2006.

17

18-

Введение

В последнее время в России активизировался интерес к антропологическому знанию. Это выразилось в появлении специальности 'социальная антропология', в увеличении количества часов, отведенных на преподавание в различных вузах антропологических дисциплин, в появлении разнообразных учебников и хрестоматий по этим же дисциплинам, регулярном выходе журнала 'Личность. Культура. Общество'. Есть учебники, которые делают акцент на происхождении человека и особенности его анатомо-физиологического строения, т. е. на физической (биологической) антропологии. В качестве дополнения в них включаются разделы об этнической антропологии, в которых в очень краткой форме излагаются проблемы культурной и социальной антропологии. Таковы, например, учебники А. Тегако, Е. Кметинского 'Антропология' (2004) и А.Е. Хомутова 'Антропология' (2004). В последнем из названных учебников социальному развитию человека выделено очень мало внимания. Есть учебники, делающие основной акцент на социальном развитии общности людей в древности и на некоторых проблемах традиционного общества. Таков труд А.И. Кравченко 'Социальная антропология' (2003). (Есть существенно расширенное и дополненное его издание в соавторстве с В.И. Добреньковым.) Довольно интересен и достаточно продуктивен вариант преподавания антропологического знания, предложенный В.Е. Столяренко и Л.Д. Столяренко в учебнике 'Антропология - системная наука о человеке' (Ростов на/Д, 2004). Авторы стремились к целостному рассмотрению проблем физической (биологической) антропологии, культурной и социальной, а также философской антропологии. В то же время в нем уделяется специальное внимание отдельным направлениям и областям исследования культурной (социальной) антропологии - политической, экономической и педагогической антропологии. В учебнике наиболее явно выражается важная черта

19

антропологического знания - стремление к интеграции и даже к синтезу в науках о человеке и культурах.

Автор настоящего издания также стремился к интегративному анализу антропологического знания в единстве биологических и этнокультурных особенностей человека. Правда, доминирующим является историко-культурный анализ проблем и использование данных, приведенных культурными и социальными антропологами в их трудах, ставших классическими произведениями культурной (социальной) антропологии. Основное понятие, которое используется в настоящем учебнике, - 'культура', так как оно дает возможность анализировать разнообразные аспекты жизнедеятельности индивидов, существующих в различных природных и социальных условиях, нежели понятие 'общество'. Большое внимание уделено рассмотрению содержания понятия 'культура', ее особых свойств и структурных элементов. Существенную роль в системе используемых категорий и рассмотрении основных проблем играет понятие 'личность', основное содержание которого - 'индивид, прошедший процесс энкультурации (вхождения в культуру)'. Стремление к интегративному рассмотрению проблем культурной (социальной) антропологии в единстве этнокультурного и биологического реализуется в настоящем издании путем демонстрации взаимосвязей и взаимодействия этих двух факторов в реальном процессе функционирования культур и личностей. Особое место в этом плане занимает анализ различных теорий эволюций в аспекте применимости их к исследованию антропосоциогенеза. Взаимосвязи и взаимодействие культурных и биологических факторов рассматриваются на примере конкретной деятельности людей в различных формах ее осуществления в обществе. Наряду с достаточно подробным анализом теорий эволюции и выяснения качественных отличий между культурой как формой организации и типом деятельности человека и действиями животных в учебнике рассматриваются ряд направлений исследований, которые носят в определенной степени междисциплинарный (с биологией человека) характер. В некоторой степени это касается психологической антропологии. В большей степени междисциплинарность представлена в исследованиях по экологической антропологии, медицинской антропологии, а также в анализе проблемы 'норма и патология в условиях различных культур'. В рассмотрении же проблем, связанных с коммуникацией в различных культурах, использу-

20

ются данные поведенческой биологии (этологии человека), а членораздельная речь изучается в аспекте ее воздействия на организм человека в качестве ритмического звукового феномена, в том числе и как физического явления.

На протяжении всего изложения автор стремился органично использовать данные биологии и экологии человека для создания целостного видения человека в качестве 'единой функциональной единицы', а не существа, состоящего из нескольких частей и обладающего двойственной природой или сущностью. В учебнике четко показывается зависимость жизнедеятельности людей от природных условий и отмечаются сложные взаимодействия культуры в целом и отдельных ее элементов с остальным миром живого. Раскрывая содержание курса культурной (социальной) антропологии, автор последовательно проводит положение о том, что культура представляет собой новое системное качество, новый тип жизни и деятельности, присущий только человеку. В определенном смысле автор разделяет точку зрения И. Эйбл-Эйбесфельдта о предпрограммированности культуры в организме человека, т. е. о рассмотрении становящейся в процессе антропосоциогенеза культуры как фактора, формирующего телесное развитие человека. Таким образом, человек современного типа есть продукт изменений и воздействия природных условий и изменений в образе жизни (культуре). От всех живых существ человека отличает то, что он может стать полноценным существом только в общении с себе подобными. Большое внимание в настоящем издании автор уделяет воздействию культуры как образа жизни людей и особого типа деятельности на организм индивидов, на биологию человека. Речь здесь может идти о влиянии конкретной культуры на особенности функционирования всех индивидов общности и о возможности воздействия личности на свой организм посредством сознания (внушения). В процессе анализа различных аспектов исследования культурной (социальной) антропологии неоднократно показывается сложность взаимодействий биологии человека и его культуры.

В свете реализации такого подхода автор достаточно критически относится к многим веяниям, существующим в современной массовой науке. В первую очередь речь идет о позитивистски-фрагментарном изучении культур, народов, человека. В начале XXI в. по-прежнему сильны позиции О. Конта (образца начала XIX в.), его идеала фактологического знания и

21

науки - совокупности примеров. Особенно ярко проявилась в первом десятилетии XXI в. установка Конта на биологический редукционизм в социологии и культурной (социальной) антропологии. Биологический редукционизм вместе с вечно живым вульгарным материализмом представляет собой новую стадию этого явления - 'животный материализм', объявляющий: все, что есть в культурах и у человека, - это достояние животного мира и ничего нового в обществе по сравнению с миром животных нет. С такой позицией тесно связано отрицание качественных образований как в культурной, так и в биологической антропологии. Принцип механистической атомизированной однородности проводится как при абсолютизации плавных переходов (клинализме), отрицающих разнообразие представителей различных антропологических типов, так и при отрицании своеобразия этнокультурных общностей (нет никаких общностей, есть только индивиды). В учебнике демонстрируется непродуктивность подобных подходов при решении проблем культурной (социальной) антропологии.

В процессе изучения исторического и социально-психологического развития науки автор отстаивает положение о том, что интерпретация ряда эмпирических положений генетики и поведенческой биологии была заимствована из предшествующих теорий-доктрин и экономических теорий. Автор критически относится к истолкованию жизнедеятельности человека и отдельных ее процессов как вереницы бесконечных обменов (сделок). Такая интерпретация может касаться жизни человека вообще или процесса коммуникации в частности. В свете такого положения вещей автор считает, что наряду с генетическим детерминизмом все большую роль (особенно в свете процессов глобализации) играет экономический детерминизм в виде абсолютизации обмена, отношений купи-продай.

Следствием позитивистски-количественного подхода являются неумеренные претензии представителей современных формально-математических и структурных методов исследования. Против таких методов, точнее их абсолютизации, возражали К. Лоренц и К. Гиртц. Необоснованность подобных претензий недавно блестяще показала в своем эссе О.Ю. Артёмова1. Культурная (социальная) антропология тем и отличается, что в ней ведущую роль играет антрополог - терпеливый, внимательный наблюдатель, стремящийся понять самые сложные хитросплетения культуры, человека и природы. Он стремится вникнуть в

22

идиомы культур, неподвластные математическим формулам, и понять метафоры, существующие среди других людей и не поддающиеся количественному анализу.

На протяжении всей книги автор старался реализовывать на конкретном материале важнейший лозунг-программу антропологов - 'изучаем многообразие'. В процессе всего повествования, начиная с главы о теории эволюции Дарвина и проблемы происхождения человека до экономической, экологической и медицинской антропологии заключительной главы 'Культурная антропология и глобализация', проводится идея о том, что разнообразие - это основной закон развития всего живого и культурного способа жизнедеятельности, и этот закон есть абсолютная норма существования личности в культурах. Многообразие культур и народов есть основа функционирования общностей людей. Не случайно, именно этот аспект получил отражение в последней работе В.А. Тишкова 'Этническое и религиозное многообразие - основа стабильности и развития российского общества' (2008)2. Данный принцип, или подход, автор стремился обосновать, рассматривая различные направления в теории, направлениях исследований, анализируя отдельные элементы культуры и конкретный эмпирический материал.

К вышесказанному остается лишь добавить, что учебник организован в соответствии с общей структурой культурной антропологии, существующей в большинстве стран, где она преподается. Это - общетеоретические проблемы (общая этнология или культурная антропология). В учебнике, кроме глав, посвященных основным понятиям, рассматривается наиболее общая проблема соотношения культурного и биологического (природного), детство в условиях различных культур, проблема 'культура и мышление' и вопросы, связанные с изучением культурной идентичности. Второй уровень культурной (социальной) антропологии - отдельные направления исследования (антропологии). Он также достаточно полно представлен в учебнике. Третий уровень - эмпирические исследования, классифицирующиеся по проблемам и элементам культуры, также представлен в ряде глав учебника, но не имеет самостоятельного значения.

23

Примечания

1 Артёмова О.Ю. Времена карандаша, листа бумаги и острого ума миновали? // Этнографическое обозрение. 2002. ? 5. С. 17-24.

2 См.: Тишков В.А. Этническое и религиозное многообразие - основа стабильности и развития российского общества. М., 2008.


 

24

Часть первая. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ И ПРОБЛЕМЫ КУЛЬТУРНОЙ (СОЦИАЛЬНОЙ) АНТРОПОЛОГИИ

25

26-

Раздел I. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ КУЛЬТУРНОЙ (СОЦИАЛЬНОЙ) АНТРОПОЛОГИИ

Глава 1. Культурная (социальная) антропология как учебная дисциплина и область научных исследований

Как уже отмечалось в предисловии, культурная (социальная) антропология для России - довольно новая учебная дисциплина и область научных исследований1. Поэтому есть смысл обратиться к реконструкции культурной (социальной) антропологии как целостной дисциплины, по праву занимающей на Западе, в первую очередь в США, ведущее место в науках о человеке и культурах (обществах)2.

Данная глава - не анализ различных точек зрения на содержание культурной или социальной антропологии. Эту задачу довольно тщательно выполнил Ю.М. Резник в обзоре 'Социокультурная антропология в системе гуманитарного знания'3. Наша точка зрения ориентирована на историю развития и практику преподавания культурной антропологии в англо-американской традиции, прежде всего в США.

Важным исходным пунктом для размышлений над поставленным вопросом являются положения С.А. Токарева о трех путях научного исследования вообще и об этнографическом, историческом в частности. 'Один путь - конкретно-индуктивный: отправляясь от эмпирических наблюдений каких-то частных факторов и постепенно их расширяя и обобщая, доходить до формулировки основных категорий науки и до постановки ее общих проблем. Другой путь - как раз обратный, дедуктивно-систематический: начиная с общих определений, с установления места данной науки среди других наук и определения ее основных понятий (как они сложились при настоящем состоянии научных

27

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

знаний), двигаться в сторону большей их конкретизации, наполнять их все более обильным фактическим материалом и приближаться к максимально полному овладению всем богатством знаний в данной сфере бытия. Но есть еще и третий путь - исторический, а точнее историографический: постараться проследить шаг за шагом, как складывалась постепенно сама наука, как нарастали, начиная с древности, фактические знания в данной области и как на основе достигнутого возникали различные обобщения, строились и сменяли друг друга научные концепции Эти три пути познания науки - и соответственно три аспекта самой науки - нигде так отчетливо не видны, как в области этнографии. Словом, любое сколько-нибудь полное овладение этнографической (как и всякой иной) наукой немыслимо без знания истории этой науки'4.

Таким образом, речь идет о трех уровнях знания - индуктивно-эмпирическом, дедуктивно-систематическом (проблемно-аналитическом) и историко-теоретическом (историко-синтетическом, поскольку он охватывает два предыдущих). Данный способ членения, структурирования науки применяется и в культурной (социальной) антропологии (как и в социологии).

В приведенном определении С.А. Токарева емко сформулирована важнейшая проблема 'логики науки', а именно соотношение индуктивного и дедуктивного подходов и поиск синтеза в историко-теоретическом (генетическом и функциональном) рассмотрении. Решить проблему структурных уровней антропологической науки и взаимодействия различных ее функциональных аспектов стремились большинство антропологов, начиная с А. Бастиана (1826-1905) и Т. Вайца (1821-1864) и вплоть до современных исследователей. В определенной степени трехуровневая структура выразилась в делении антропологического знания на общетеоретическое, этнологическое и практически-прикладное. (См. классификацию рубрик в журнале 'American Anthropologist' в 1970-1990-х годах.) Так, в культурной антропологии стали выделять уровень общей теории, проблемный уровень (или отдельные направления исследований - антропологии) и эмпирические исследования.

Для целостного описания культурной (социальной) антропологии как области научных исследований необходимо охарактеризовать особенности формирования данной дисциплины, предмет ее анализа, методы изучения, основные понятия, главные направления исследований.

28

Часть первая

Глава 1. Культурная (социальная) антропология...

Начало культурной (социальной) антропологии

Во второй половине XIX в. появилась наука, объединившая несколько дисциплин и получившая позднее наименование 'культурная' антропология или 'социальная' антропология. Одновременно широко использовался термин 'антропология' для обозначения комплекса разнообразных исследований, посвященных происхождению и разнообразным аспектам функционирования человека в его специфической форме (способе) жизнедеятельности - культуре.

Ключевое слово в наименовании новой дисциплины - антропология. Используя его, основатели новой науки отдавали дань гуманистической традиции эпохи Возрождения, поставившей человека в центр философско-культурологического рассмотрения и давшей мощный импульс для развития гуманитарных наук. Не надо забывать, что важнейшей задачей раннего этапа развития культурной антропологии была борьба с теологической антропологией и создание светских наук о культуре и человеке. Термин 'антропология', кроме того, выражал новоевропейскую традицию выделения индивида из общества, даже противопоставления его обществу. Иногда это принимало форму отождествления, полной аналогии общества индивидуальному организму, как это сделал Т. Гоббс в 'Левиафане'5. Во многом идея Гоббса стала основой эволюционной концепции Г. Спенсера6.

Выбор термина 'антропология' в качестве названия новой дисциплины показывал связь последней с немецкой классической философией, прежде всего в творчестве И. Канта и Г.В.Ф. Гегеля. Несмотря на критику их работ со стороны первых культурных (социальных) антропологов за недостаточную связь с конкретной эмпирической действительностью, основные идеи и теоретические концепции этих философов были использованы в дальнейших исследованиях различных типов культур. Более того, в отношении культурной антропологии психологической ориентации прослеживается непосредственная (генетическая) преемственность7. При этом нельзя забывать, что Кант был одним из виднейших участников великого эволюционного прорыва, основателем эволюционистского взгляда на историю Земли и Солнечной системы и соавтором концепции детерминизма Канта-Лапласа, основы эволюционистских построений.

29

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

И наконец, термин 'антропология' подчеркивал интегративность новой дисциплины. Идея целостного рассмотрения происхождения человека и многопланового изучения культур различных типов получила воплощение в трудах ученых, а позднее и в практике преподавания новой дисциплины. Бастиан идею интеграции показал через выделение неких 'элементарных идей' (этнических идей), к которым можно свести все богатое многообразие явлений человеческой культуры, в том числе и первобытной8. Т. Вайц в 'Антропологии естественных народов' (1868-1872) попытался объединить биолого-антропологический, психологический и культурно-исторический подходы к анализу культур. Антропологию Вайц понимал как общую науку о человеке, синтезирующую две области знания - 'анатомию, физиологию, психологию человека, с одной стороны, и историю культуры со всеми примыкающими к ней науками - с другой'9.

Несколько позднее, на рубеже XIX и XX вв., произошло окончательное размежевание дисциплин на физическую (биологическую) антропологию (учение о расах и биологической изменчивости) и на культурную антропологию (сравнительное, историческое исследование культур с тесно взаимодействующими с ней лингвистикой и археологией). При этом нельзя забывать, что в то время основной проблемой, будоражившей умы ученых, было происхождение человека. Для ее решения требовалось объединить указанные дисциплины.

Э. Геккель (1834-1919), один из активных участников и одновременно биограф бурных процессов, происходивших в исторических науках в конце XIX - начале XX в., высоко оценивал роль антропологии в разгадывании 'мировых загадок', интересовавших человечество на протяжении веков. 'В известном смысле разумная антропология, истинная наука о человеке, стоит выше всех других наук. И тем не менее эта наука, понимаемая в самом широком смысле, дольше всех других оставалась в цепях традиции и суеверия'10. Конечно, в этих словах Геккеля слышны эйфорические ноты по поводу победы пытливого ума ученого над мрачными путами теологии, сдерживавшими познание, и в том числе разгадку тайны происхождения человека. Но в действительности антропология только начинала трудный путь становления как самостоятельная наука. Уже были созданы труды Э. Тайлора и Дж. Фрезера, ставшие классическими. Но культурная антропология приобрела качественное своеобразие с началом полевых, эмпирических исследований и специфического видения

30

Часть первая

Глава 1. Культурная (социальная) антропология...

своего предмета, области исследований (наук о культурах в отличие от наук о природе) под влиянием 'философии жизни', прежде всего под воздействием идей В. Дильтея.

Что же касается идеи интеграции антропологических наук, то она получила воплощение в университетском образовании, в подготовке антропологов, достаточно свободно ориентировавшихся в науках биологического и социально-культурного циклов. Последовательно эту идею воплотил в 1921 г. А. Крёбер в книге 'Антропология'. Собственно, речь идет не о создании некой супернауки, а о взаимодействии различных наук. Данное положение весьма актуально и сейчас, в XXI в., когда 'профессиональный идиотизм' сверхспециализации достиг своего предела, а бешено меняющаяся действительность современного мира требует для своего познания специалистов универсального профиля. Идея интеграции по-прежнему разрабатывается в 'этологии человека' и в психологической антропологии США (прежде всего в виде проблемы 'Культура, биология, личность')11.

Методы и основные направления исследований в культурной (социальной) антропологии

Понятие 'метод' в настоящем изложении используется в двух основных смыслах: 1) как совокупность теоретических положений, позволяющих интерпретировать эмпирические факты и определяющих направленность и способ изучения объекта анализа; 2) как методика, техника конкретно-эмпирического исследования, совокупность приемов, процедур непосредственного изучения выбранного аспекта жизнедеятельности человека в условиях различных культур.

Совершенно новым аспектом культурной (социальной) антропологии стали регулярные длительные эмпирические (полевые) исследования различных культур (Р. Хэддон в 1898-1899 гг., А. Рэдклиф-Браун в 1906-1908 гг., Б. Малиновский в 1914-1918 гг. и др.). Об этой специфической особенности новой науки образно писал Э. Эванс-Притчард: 'Если раньше социоантрополог, как и историк, считал документы сырым материалом своих исследований, то сейчас таким материалом стала сама социальная жизнь'12. С течением времени исследовательский арсенал антропологов обогатился разнообразными приемами получения информации (тесты, эксперименты, анкеты и т. д.) и техникой ее фиксации.

31

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

Разнообразие приемов полевой работы дополнялось разнообразием направлений в культурной (социальной) антропологии, каждое из которых представляло собой особый способ (метод) интерпретации, упорядочения эмпирических исследований. Направления в культурной (социальной) антропологии отличались друг от друга специфической совокупностью теоретических положений и исходных принципов, имеющих приоритетное значение при выборе аспекта познания культур и способов его осуществления. Основные направления в культурной (социальной) антропологии, которые сформировались в конце XIX - первой трети XX в., это - эволюционизм, биологическое направление, диффузионизм, функционализм, структурализм, психологическая ориентация в культурной антропологии, имеющая сложную структуру исследований13.

Наряду с направлениями, определявшими теоретический метод исследования в изучении культур, явно выражены две общеметодологические (общефилософские, познавательные) тенденции. Первая связана с позитивистским видением задач науки в целом и пониманием 'наук о культуре' в частности. Наиболее последовательно такую позицию выразил О. Конт (1798-1857). Основные положения этой вульгарно-материалистической доктрины состоят в следующем. Цель науки - некое положительное, или позитивное, знание, которое представляет собой количественный аспект эмпирически наблюдаемой действительности. Важнейшая задача науки - сведение сложного к простому (принцип редукционизма). Совокупность научных знаний представляет собой сумму примеров (фактов, наблюдений и т. д.), которые ученый должен объяснить, интерпретировать, придавая им определенные структуру и классификацию. Метод познания должен быть единым для всех наук - естественных ('о природе') и социальных ('о культуре').

В положительном состоянии 'человеческий дух отказывается от исследования происхождения и назначения существующего мира и от познания внутренних причин явлений и стремится, правильно комбинируя рассуждение и наблюдение, к познанию действительных законов явлений, т. е. их неизменных отношений подобия и последовательности'14. Таким образом, задача исследования и научного объяснения не отыскание внутренних причин (ненаблюдаемой сущности), а 'сведение фактов к наименьшему числу законов' (эмпирического свойства). Критерием же отбора и классификации фактов, касающихся анализа общества (культу-

32

Часть первая

Глава 1. Культурная (социальная) антропология...

ры), должна быть биологическая теория человеческой природы. Социология, писал Конт, должна брать из истории только те факты, которые способны обнаружить законы общежития в соответствии с принципами биологической теории человека15. Обратим особое внимание на требование к отысканию в процессе познания 'неизменных отношений подобия и последовательности' как действительных законов. По отношению к конкретному исследованию какого-либо вопроса это означает классификацию объектов анализа в соответствии с какими-либо внешне проявляемыми качествами в количественном аспекте (например, по отношению к людям - это разделение всех по росту, весу и другим качествам). Отношение же подобия есть эквивалентность формы изучаемых объектов. Соответственно предмет исследования - это объект подобной формы, отличающийся количественными показателями. Поэтому позитивный результат науки должен сводиться к измерению (постранственно-временной определенности любого явления, знаний, умений, достижений, интеллекта, желаний, религиозной веры).

Появление и распространение в середине XIX в. позитивизма Конта закономерно и объяснимо. Позитивный метод при всех его недостатках противостоял туманному теологическому метафизическому способу познания, оторванному от реальности и опытного знания. Способ упорядочивания опытного и экспериментального знаний, определенная строгость и стремление к единообразной исследовательской процедуре - все это отвечало потребностям нарождавшихся наук. Но уже тогда были отчетливо видны основные недостатки методологии Конта - явное или неявное отрицание теории, сведение познания нередко к поверхностному количественному анализу, резко отрицательное отношение к историческому и психологическому способам объяснения. Впоследствии подход Конта был еще более упрощен и научное познание сведено к толкованию эмпирических фрагментов действительности или просто к сумме примеров 'положительного' знания, для пущей важности обрамленных математическими формулами и статистическими таблицами.

В 1920-1930-х годах XX в. неопозитивисты предприняли попытку построить 'единую строгую науку' (формализованную), базовые положения которой были бы доступны непосредственной проверке (подтверждению, верификации) опытом, реальностью. Эта концепция потерпела крах прежде всего из-за невозможности непротиворечивым способом формализовать даже арифметику16.

33

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

Поскольку, с точки зрения позитивизма, невозможно познать ряд феноменов, существующих в человеческом обществе, особенности духовной культуры, проблема ценностей в культурах и другие аспекты гуманитарного знания были объявлены предметом веры, а не строгой науки. Таким образом, огромная часть человекознания осталась за бортом научного (неопозитивистского) исследования. К сожалению, до сих пор многие научные дисциплины используют позитивистскую методологию XIX - начала XX в. Например, в России позиции этого подхода очень сильны в психологии, а в США - в этносоциологии и политической социологии. Показательным примером в этом отношении является статья Д.Д. Лейтина 'Теория (! - А. Б.) политической идентичности', в которой в основном обсуждаются конкретные примеры из современной действительности и художественных произведений. Например, исследуется, кем ощущал себя (в аспекте идентичности) обойщик Л'Еро из романа Г. Флобера 'Мадам Бовари', рожденный в Гаскони, а выросший в Нормандии17.

Наиболее значительное влияние на развитие культурной антропологии оказал один из наиболее ярких представителей 'философии жизни' В. Дильтей (1833-1911)18. Он совершил радикальный переворот в содержательном обосновании качественного своеобразия 'наук о культуре'. 'Природу мы объясняем, а духовную жизнь понимаем' - вот суть подхода Дильтея.

Важнейшим в концепции Дильтея является стремление связать внутренние переживания человека с внешними проявлениями культуры, показать взаимодействие личностного мира и макрокосмоса объективированных сущностей (культуры). Его 'союзниками' в анализе этой проблемы являлись Гегель и Вундт. Познать особенности этнокультурной психологии возможно, используя логическую схему Гегеля взаимодействия идей и деятельности ('опредмечивание' - 'распредмечивание'). 'В языке, мифах, в религиозных обычаях, нравах, праве и внешней организации, - писал Дильтей, - выявляются такие результаты работы общего духа, в которых человеческое сознание, выражаясь языком Гегеля, объективировалось и может быть подвергнуто расчленению'19.

С точки зрения Дильтея, познание культур, в том числе и в историческом плане, предполагает многоуровневый анализ, включающий и исследование эмоционально-субъективного фактора в жизнедеятельности людей. Более того, реальное историческое познание включает переживание ценностей той или иной культуры,

34

Часть первая

Глава 1. Культурная (социальная) антропология...

на основе чего возможно понимание последней. Согласно Дильтею, 'мы оживляем это воспроизведение исторического мира любовью и ненавистью, всей игрой наших аффектов'20. Тезис о необходимости сопереживания, внутреннего понимания культур в не меньшей степени относится к познанию образа жизни, отличного от западного. Наиболее рьяным сторонником Дильтея в культурной антропологии США был А. Кребер. Он выдвинул в качестве основополагающего положение о 'вживаемости' в 'иное' этнокультурное окружение. Впоследствии в культурной антропологии получили распространение идеи о внутреннем и внешнем познании (этный и эмный подходы) и т. д.

Но самое главное здесь не гносеологические особенности развития познания культур в XX в., а то, что метод включенного наблюдения, специфический для антропологов, как раз предполагает вживание, сопереживание чувств (радости, печали) этнокультурной общности, являющейся предметом анализа. Успех антрополога (особенно в первой половине XX в.) зависел не просто от внимательного отношения к изучаемому объекту, симпатии к тому или иному народу, а от полного понимания, вплоть до эмпатического слияния. Именно благодаря такому подходу мы можем восхищаться классическими трудами антропологов, поражаясь глубине проникновения в смысл другой культуры. Читая труды антропологов (будь то повествование А. Рэдклифф-Брауна о жизни людей на Андаманских островах, Б. Малиновского - на Тробрианских или М. Мид - на островах Полинезии), мы переносимся в мир иной культуры, погружаемся в таинственный мир мистических верований.

Труды этих ученых стали эталоном для последующих поколений антропологов. Несмотря на существенные отличия в общетеоретическом методе, все они выдвигали идею о непреходящей ценности - разнообразии культур, уважении к ценностям других народов. Идеи Дильтея наиболее полно выразили 'дух культурной антропологии', состоящий в стремлении понять и сохранить ценности 'других' культур. Особое значение ряд положений Дильтея имеет для целостного (интегративного, 'холокультурного'), а не фрагментарно-эмпирического познания культур, как существующих ныне, так и функционировавших в предшествующие эпохи. 'В камне, мраморе, музыкальных звуках, в жестах, словах, почерке, поступках, в хозяйственном порядке и настроениях, - отмечал Дильтей, - взывает к нам человеческий дух и требует истолкования'21.

35

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

Говоря о творчестве Дильтея, хотелось бы подчеркнуть фундаментальное значение общеметодологических установок для культурной антропологии и присоединиться к оценке вклада этого немецкого ученого в теорию исторического познания, сделанной И.С. Коном. 'Дильтеевская теория понимания, - отмечает Кон, - одна из первых попыток теоретически осмыслить проблему расшифровки значения и смысла (в отличие от внешней структурной детерминации) социально-исторической деятельности и ее объективаций. <...> Идея историчности социальной жизни означала в противовес абстрактным эволюционистским схемам методологическую установку на разработку конкретно-исторических типов, призванных выражать специфику соответствующих эпох'22.

Безусловно, концепция Дильтея не идеальна, не свободна от противоречий, связанных с излишним субъективизмом и преувеличенным значением весьма неопределенного понятия 'жизнь'. Но большинство вопросов, связанных с познанием культур, которые сформулировал Дильтей, актуальны и во многом дискуссионны и в настоящее время. Можно с уверенностью утверждать, что историческое развитие науки подтвердило продуктивность и обоснованность его точки зрения.

Итак: 1) 'науки о культуре', по мнению Дильтея, нуждаются в специфических методах познания в отличие от естественных наук, поскольку в человеческом обществе действуют качественно иные закономерности, нежели в природе. Законы, описывающие движения физических тел в пространстве, бессильны объяснить траекторию и причины движения сознательного субъекта в культуре;

2) Дильтей отстаивал недостаточность 'объяснения', которое должно быть дополнено 'пониманием'. Прежде всего это касалось жизнедеятельности других культур;

3) ученый резко критиковал вульгарный позитивизм, ориентированный на 'положительные' эмпирические исследования абстрактно рационалистического толка (типа измерения интеллекта в процентах) без 'понимания' и 'переживания';

4) Дильтей выступал против абсолютизации рационализма (особенно эмпирического толка), поскольку последний неспособен выразить полноту историко-культурных ситуаций, отразить субъективный аспект истории.

В. Дильтей был представителем течения 'философия жизни' (к нему принадлежали также Ф. Ницше, Г. Зиммель, О. Шпен-

36

Часть первая

Глава 1. Культурная (социальная) антропология...

глер), основная направленность которого состояла в требовании дополнить разум как орудие философствования полнотой переживаний жизни. Собственно говоря, в этом направлении был поставлен важнейший вопрос о соотношении структурно-логического и экзистенциально-теоретического аспектов познаний культур. Вся история развития культурной (социальной) антропологии в XX в. дала интересные варианты решений этой проблемы.

В заключение анализа второй общефилософской ориентации, существующей в культурной (социальной) антропологии, приведем оценку, данную 'философии жизни' немецким историком середины XX в. Ф. Хайнеманом: 'Философия жизни покоится на протесте жизни против преувеличенной роли исчисляющего рассудка в современном обществе, на протесте души против машины и вызванных ею овеществления, технификации и обездушивания человека'23.

Проблема определения понятий 'культура', 'культурная антропология' и 'социальная антропология'

Во многом влиянием двух основных общеметодологических тенденций можно объяснить существование в культурной антропологии двух основных подходов к определению понятия 'культура'. Первый связан с исследованиями культур А. Кребера, второй - с концепцией Л. Уайта. Согласно А. Креберу и К. Клакхону, 'культура состоит из внутренне содержащихся и внешне проявляемых норм, определяющих поведение, осваиваемое и опосредуемое при помощи символов: она возникает в результате деятельности людей, включая ее воплощение в [материальных] средствах (курсив мой. - А. Б.). Сущностное ядро культуры составляют традиционные (исторически сложившиеся) идеи, в первую очередь те, которым приписывается особая ценность. Культурные системы могут рассматриваться, с одной стороны, как результаты деятельности людей, а с другой - как ее регуляторы'24.

Л. Уайт (1900-1975), напротив, всеми силами стремился исключить поведение человека из определения понятия 'культура' и придать этому понятию 'вещественный', 'субстратный' характер. Он считал, что 'культура представляет собой класс предметов и явлений, зависящих от способности человека к символизации, которая рассматривается в экстрасоматическом

37

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

контексте'25. Наиболее существенное в подходе Уайта - приниженная (пассивная) роль человека, который есть продукт воздействия самодостаточного 'потока культуры'. В концепции Уайта самым неожиданным образом объединены однолинейный эволюционизм и теория энтропии, вульгарно-технологический детерминизм и теория символов.

Возвращаясь к определению понятия 'культура', необходимо отметить, что деятельностный подход Кребера доминировал в культурной антропологии США. Под его влиянием в современной антропологии существует понимание культуры как образа жизни (way of life). Своими истоками оно уходит в определение культуры, данное К. Уисслером как 'образа жизни, которому следует община или племя и [который есть] совокупность верований и практик'26. Именно с подходом А. Кребера связано определение культуры, данное Дж. Хонигманом. Он полагал, что культуру как некоторую целостность составляют два типа явлений. Первый -'социально стандартизированное поведение - действия, мышление, чувства некоторой группы'. Второй - 'материальные продукты поведения некоторой группы'27. И наконец, М. Херсковиц (1895-1963), автор книги 'Культурная антропология' (1955), ставшей впоследствии учебником для антропологов, определял культуру как 'сумму мышления и поведения, образующего данное общество'28. Согласуются с подходом Кребера и современные психологические определения культуры Г. Стейна ('культура -поиски терапии')29 и Дж. Деверо. 'Культура, - отмечал Дж. Деверо, - может определяться и как внутреннее переживание, и как манера переживания. Культура - это манера постижения и индивидуальных компонентов, и общей конфигурации мира человека и его жизненного пространства'30.

Завершая анализ определения понятия 'культура', приведем еще определение из многократно переиздававшегося курса культурной антропологии (одного из базовых учебников) К.Р. и М. Зиберов. Термин 'культура' они трактуютя 'как привычный способ мышления и поведения определенной общности или общества'31. Культурная антропология состоит из археологии (материальная культура), антропологической лингвистики (дескриптивной, структурной и социо- или этнолингвистики) и этнологии. 'Этнологи, по мнению авторов учебника, стремятся понять, как и почему современные люди и жившие в предшествующие эпохи различались в их привычных способах мышления и действия'32. Этнология, в свою очередь, подразделяется на эмпи-

38

Часть первая

Глава 1. Культурная (социальная) антропология...

рические этнографические исследования конкретных культур, этноисторическое изучение изменения способа жизни людей по историческим периодам. С результатами, полученными этнографами и этноисториками, работают представители сравнительной этнологии, или кросскультурных исследований.

В 1970-1990-х годах в США получил распространение интегрированный подход к антропологическому знанию, который выражается в несколько иной классификации дисциплин, объединенных под названием 'общая антропология', или просто 'антропология'. В нее в качестве субдисциплин включаются социокультурная (культурная антропология), археологическая, биологическая и лингвистическая антропология. Культурная антропология состоит из этнографии, основанной на полевых исследованиях, и этнологии, базирующейся на кросскультурных сравнениях. Главный предмет исследования культурной антропологии - общее и особенное в различных культурах. Антропология в целом трактуется как изучение человеческого разнообразия. Культура же определяется как исключительно человеческое качество, передающееся путем обучения и состоящее из традиций и обычаев, которые определяют поведение и верования людей33.

В интегрированной антропологии наряду с классическими темами культурной антропологии (пища, экономические системы, язык и коммуникация, системы родства и брака, этничность и т. д.) акцент делается на рассмотрении в рамках одной дисциплины проблемы происхождения человека, особенностей биологической адаптации и современной культуры. В обобщенном плане культурную антропологию можно определить как дисциплину, изучающую общее и особенное в происхождении, функционировании и воспроизводстве различных типов культур.

Значительное влияние на культурную антропологию оказало расширение предмета теоретической социологии, включившее в себя многие понятия культурной антропологии (в том числе понятие 'культура', 'этничность', 'этническая идентичность' и др.). Это обусловило использование термина 'социокультурная антропология' в качестве синонима термина 'культурная антропология', который отразил существование огромной области этносоциологии.

Обратимся теперь к выяснению значения термина 'социальная антропология'. Отметим сразу, что ответ на этот вопрос многозначен. Так, в Европе термин 'социальная антропология' является синонимом термина 'культурная антропология' (напри-

39

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

мер, в названии журнала 'Социальная антропология' - органа Европейской ассоциации социальных антропологов). Одновременно социальная антропология - это специфически британский путь исследования культур, родоначальником которого является А. Рэдклиф-Браун. Важнейшей особенностью этого направления является структурно-функциональный метод (скорее структурный, нежели функциональный). Термин 'социальная антропология' предложил Дж. Фрезер. Основателем социальной антропологии считается Б. Малиновский, но в его работах большое внимание уделяется психологическому аспекту анализа культур. Его подход был в большей степени социально-функциональным, в то время как А. Рэдклиф-Браун акцентировал внимание на структуралистском аспекте антропологии и настаивал на исключении из исследования психологического аспекта. (Это привело к резкому конфликту между Малиновским и Рэдклиф-Брауном. Последний даже запретил называть себя функционалистом.)

В британской социальной антропологии доминировало структуралистское направление, которое развивали последователи Рэдклиф-Брауна Э. Эванс-Притчард, М. Фортес и другие34. Рэдклиф-Браун различал социальную антропологию в качестве науки сравнительной социологии, которая изучает всеобщие законы, управляющие человеческим обществом, и этнологию как дисциплину, занимающуюся реконструкцией истории примитивных народов, классификацией рас, языков, а также этнографию, задача которой - наблюдение и описание явлений культуры и цивилизации в целях снабжения социальной антропологии и этнологии фактическими данными35. Изучение 'этнографического' материала для социальных антропологов не самоцель, а возможность решать теоретические и практические вопросы современного общества. Социальная антропология подразделяется на теоретическую (систематическую) и прикладную (практическую). Основная задача социальной антропологии (теоретической), согласно Рэдклиф-Брауну, - 'формулировать и оценивать положения об условиях существования социальных систем (законы социальной статики) и закономерности, которые наблюдаются в социальных изменениях (законы социальной динамики)'36. В определенный момент своей научной деятельности (1930-е годы) Рэдклиф-Браун отказался от понятия 'культура', заменив его понятием 'социальная система', единицами которой являются 'человеческие существа как совокупности поведенческих явлений', а отношения между ними - социальными отноше-

40

Часть первая

Глава 1. Культурная (социальная) антропология...

ниями. Кроме этого, в социальной системе он выделял: '(1) социальную структуру; (2) общую совокупность социальных обычаев; (3) специфические образы мыслей и чувств, о которых мы можем заключить (из поведения и речи), что они связаны с социальными обычаями'37.

Социальная структура, по Рэдклиф-Брауну, 'состоит из общей суммы всех социальных отношений всех индивидов в данный момент времени'38. Ключевое слово 'социальный' не получило у исследователя четкого определения. О содержании этого термина можно лишь догадываться из контекста: социальные (в смысле общественные) институты, социальные обычаи -это такие институты и такие обычаи, которые множество людей признают в качестве регулирующих. И наконец, две основные функции социальной системы состоят в 'обеспечении определенной адаптации к природному окружению и обеспечении определенной интеграции, т. е. в объединении индивидов в упорядоченной аранжировке'39. Продекларировав в своих трудах точку зрения Э. Дюркгейма на общество как особую реальность, Рэдклиф-Браун не смог выразить качественное своеобразие социума. Общество осталось у него классом (типом) естественной системы. Обоснованно отказавшись от психологизма бихевиористского типа (поведение как сумма реакции, поведенческих актов), он отошел от содержательного анализа 'образов мыслей и чувств'. Это выглядит труднообъяснимым, так как именно в Чикагском университете, где он в 1937 г. выступил с программной речью (ее положение составили основу его книги 'Естественная наука об обществе'), были популярны идеи Дж. Г. Мида (символический интеракционизм) и именно в это время получили распространение идеи 'социально ориентированного фрейдизма'. Не раскрыв специфики социального взаимодействия, Рэдклиф-Браун растворил социальную антропологию в абстрактно-структурном анализе культур. Можно сказать, что французский 'этнографический' структурализм добился больших успехов, хотя в обоих случаях за структурами не видно человека - творца изучаемых культур.

В культурной антропологии США со второй половины XX в. употребляется термин 'социальная антропология'. В названия коллективных монографий, сборников, хрестоматий входили слова 'социальная антропология'. Что в этом случае они означали? Его употреблением подчеркивают признание особенностей британской социальной антропологии и европейской традиции в

41

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

целом. Кроме этого, использованием термина 'социальная антропология' подчеркивается существование междисциплинарной области исследования, пограничной с социальной (групповой в начале XX в.) психологией и социально ориентированным неофрейдизмом (Э. Фромм и др.). Большинство исследований такого плана группируется в психологической антропологии. При этом термин 'социальный' нередко свидетельствует о групповом своеобразии поведения людей в этнокультурных общностях. В коллективном труде 'Личности и культура' П.А. Хант даже предложил создать теорию человеческого поведения, интегрирующую социальные и психологические подходы, и сделать данные о личностях разных культур более 'понятными и применимыми в решении социальных и психологических проблем'40.

Безусловно, выяснение значения и роли терминов 'социальный' и 'социальная антропология' в современном антропологическом значении - предмет более детального и специального анализа. Хотелось бы отметить, что, несмотря на постепенный отход английских ученых от идеи создать 'сверхсоциологию', их достижения в области исследования прежде всего африканских культур и специфическое видение задач антропологии стали органической частью современного социокультурного знания.

Разнообразие современных исследований в культурной (социальной) антропологии

Приступая к рассмотрению социоантропологических исследований 1980-1990-х годов (прежде всего, в США), хотелось бы отметить огромное разнообразие тем, методов, направлений изучения культур, когда мирно сосуществуют и взаимодействуют традиционные этнографические аспекты исследования с современными подходами, используемыми антропологами в 1970-1990-х годах. По-прежнему внимание антропологов привлекает анализ традиционно-архаических культур (на экзотических островах, в сельве р. Амазонки, на просторах Африки, в пустынях Австралии и т. д.). Исследователи обращаются к различным аспектам жизнедеятельности обществ данного типа. Например, они могут изучать соотношение пола и формы растений, которые собирают мужчины и женщины, живущие на плоскогорье Папуа (Новой Гвинеи), или анализировать причины высокого уровня самоубийств

42

Часть первая

Глава 1. Культурная (социальная) антропология...

среди женщин племени гайнджи, или проблемы усыновления/удочерения на о. Кюрасао41.

Предметом анализа являются также различные сюжеты из жизни людей индустриальных стран. Значительное внимание уделяется роли женщины в современном мире, особенностям функционирования традиционных 'ритуалов перехода'42. Осуществляется реконструкция исторических культур-цивилизаций (например, майя и ацтеков) анализ древних пластов европейской культуры или роли употребления 'сексуальной' лексики в конфликтах во французском обществе XII-XIII вв.43

Среди проблемных исследований хотелось бы отметить переосмысление традиционных этнографических тем пищи и жилища в свете современных теоретических подходов и биоорганических исследований44. Одной из центральных тем культурной (социальной) антропологии была этническая (культурная) идентичность, исследуемая в различных измерениях. Она изучалась в виде анализа внутреннего 'ядра' личности ('Self'). Речь идет и об историческом исследовании идентичности майя, и об анализе западного 'Self' с обращением к философии Юма, и об изучении модели 'Self' в народной традиции Японии, и об особенностях соотношения личности и общества в Нидерландах. Понятию 'Self' посвящена статья в 'Журнале антропологических исследований' (1992) и дискуссия в 'Current Anthropology' (1999). Наконец, в 2003 г. вышел труд Дж. и Э. де Боссов, посвященный кросскультурному исследованию 'Self'45.

Одним из аспектов развития антропологических исследований явилось междисциплинарное изучение религиозных ритуалов и измененных состояний сознаний. Начало интегративному анализу рассматриваемой проблемы было положено в 1980 г. на конференции 'Шаманы и эндорфины' (Монреаль); интенсивные исследования в этой области продолжаются по сей день46. Анализ измененных состояний сознания вместе с разработкой темы 'Культура, биология, личность, душевные заболевания' тесно связан с новым направлением исследований - психобиологией47. Я особо подчеркиваю междисциплинарный аспект культурной антропологии, так как в нем выражена тенденция соединения в одном исследовании цикла биологических и социокультурных наук.

Данная, весьма существенная, на мой взгляд, тенденция проявляется в преподавании антропологии в США. Наряду с дисциплиной 'Культурная антропология' там существует и

43

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

предмет 'Антропология. Исследование разнообразия человека', в который наряду с традиционными для культурной антропологии темами включены проблемы, изучаемые биологическими антропологами, и вопросы, связанные с происхождением человека48. В преподавание 'культурной антропологии' в США входит использование сравнительных данных о современной и традиционной культуре в каждой из тем. Особенно показательно в этом отношении сравнение содержания широко используемого учебника К. и М. Эмберов 1981 г. и 1996 г. издания49. Огромные возможности в преподавании культурной антропологии проявились при использовании видеоматериалов через Интернет.

Итак, подведем некоторые итоги. Во второй половине XIX в. возникла научная дисциплина, которая впоследствии стала называться культурной антропологией (в США) и социальной антропологией (в Великобритании и в некоторых странах Европы). Данная дисциплина также может именоваться и этнологией (например, во Франции и других странах). Все эти дисциплины возникли на основании предшествующих этнографических исследований. Этнографические исследования были и остаются основой культурной (социальной) антропологии. При этом культурная (социальная) антропология отличается от этнографии, в том числе в советской и российской традиции. Первое, и вероятно основное, отличие: значительно большее внимание к теоретическим обобщениям, интерпретации эмпирических фактов. В культурной (социальной) антропологии представлены разнообразные теоретические направления, возникшие в конце XIX -начале XX в. и существующие до сих пор. Соответственно и этнология, и культурная антропология имеют двух-, трехуровневую структуру (эмпирические исследования, отдельные направления исследований и проблемы и общетеоретические проблемы). Второе отличие: этнография преимущественно строится по региональному признаку, в то время как культурная антропология по проблемному. Третье отличие: основное понятие в этнографии 'народ', а в культурной (социальной) антропологии - 'культура' (общество) и 'индивид' (личность). В этнографии отдельный человек очень часто находится вне рассмотрения. Задача российской этнологии состоит в том, чтобы соединить этнографический материал с деятельностью человека, 'оживить' этнографические исследования. Весьма интересную и продуктивную попытку движения в этом направлении сделал Б.Х. Бгажноков в книге 'Гуманистическая этнология', в которой богатейший этно-

44

Часть первая

Глава 1. Культурная (социальная) антропология...

графический материал рассматривается в контексте духовных проблем личности, функционирующей в конкретной культуре. Четвертое отличие заключается в явно выраженном стремлении к интеграции с биологической антропологией, которое отсутствует в этнографии. В культурной антропологии существует ряд направлений исследований и субдисциплин, тесно взаимодействующих с биологией человека (экологическая антропология, медицинская антропология, психологическая антропология). В культурной антропологии анализируются проблемы, отсутствующие в этнографии. Среди них такие проблемы, как 'культура и мышление', 'культурная (этническая) идентичность', 'норма и патология', 'целостное изучение детства в условиях различных культур'. И наконец, последнее отличие. В культурной антропологии большее значение, нежели в этнографии, придается энкультурации - 'вхождению в культуру'.

Примечания

1 В России уже были осуществлены исследования и обобщения в рамках отдельных направлений изучения культурной (социальной) антропологии. Имеются в виду цикл этносоциологических исследований 1990-х годов под руководством Л.М. Дробижевой, книга Г.У. Солдатовой 'Психология межэтнической напряженности' (1998) и программа исследований этнической идентичности, разработанная М.Н. Губогло (см.: Этническая мобилизация и этническая интеграция. М., 1999). Сюда же можно отнести следующие учебники: Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология. М., 1998; Лебедева НМ. Введение в этническую и кросскультурную психологию. М., 1998; Стефаненко Т. Этнопсихология. М., 2003. В целостной форме по-новому переосмысливает этнологические исследования В.А. Тишков. (см.: Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997; Он же. Реквием по этносу. М., 2004).

2 Еще раз хотелось бы подчеркнуть, что предлагаемый вариант курса не охватывает всей проблемной области культурной (социальной) антропологии.

3 Резник ЮМ. Социокультурная антропология в системе гуманитарного знания // Социальная антропология в вузе. М., 1997. С. 7-44. Наиболее органично, на наш взгляд, видит рассматриваемый предмет Л.П. Воронкова. См.: Воронкова Л.П. Культурная антропология: Программа курса // Социальная антропология в вузе. С. 206-217.

45

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

4 Токарев С.А. История зарубежной этнографии. М, 1978. С. 4-5.

5 Гоббс Т. Левиафан // Гоббс Т. Собр. соч.: В 2 т. М., 1991. Т. 2.

6 См.: Белик А.А. Культурология. Антропологические теории культур. М., 1998. С. 32-33.

7 См.: Белик А.А. Этнос, религия, личность // Этнос и религия. М., 1998. С. 50-51.

8 См.: Токарев С.А. Указ. соч. С. 31.

9 Цит. по: Там же. С. 32-33.

10 Геккель Э. Мировые загадки. М., 1900. С. 350.

11 Wallace A.F.K. Mental Illness, Biology and Culture // Psychological Anthropology. Homewood, 1961.

12 Evans-Pritchard E.E. Social Anthropology. L., 1951. С 71.

13 См.: Белик А.А. Культурология. Антропологические теории культур.

14 Конт О. Курс положительной философии. СПб., 1900. С. 4. Т. 1.

15 Социология Конта в изложении Риголажа. СПб., 1898. С. 117.

16 См.: Богомолов А.С. Немецкая буржуазная философия после 1865 г. М., 1969. Гл. 7: Логический позитивизм Венского кружка.

17 Лейтин Д.Д. Теория политической идентичности // Этническая мобилизация и межэтническая интеграция. М., 1999. С. 54.

18 См.: Богомолов А.С. Указ. соч. С. 21-60. Гл. 1. Неокантианство.

19 Дильтей В. Описательная психология. М., 1996. С. 71.

20 Цит. по: История буржуазной социологии XIX - начала XX в. М., 1979. С. 152.

21 Цит. по: Одуев С.Ф. Герменевтика и описательная психология в 'философии жизни' В. Дильтея // Герменевтика: история и современность. М., 1985. С. 105.

22 См.: История социологии в Западной Европе и США. М., 1999. С. 87, 88.

23 Цит. по: Богомолов А.С. Указ. соч. С. 114.

24 Kroeber Al., Kluckhohn Cl. Culture: A Critical Review of Concepts and Definitions. N.Y., 1952. P. 112.

25 Работы Л. Уайта по культурологии. М., 1996. С. 137.

26 Wissler С. An introduction to the Social Anthropology. N.Y., 1929. P. 15.

27 Honigman J. Culture and Personality. N.Y., 1954. P. 17.

28 Herskovits M. Cultural Anthropology. N.Y., 1955. P. 35.

29 Stien H.F. Psychoanthropology of American Culture. N.Y., 1985. P. 8.

30 Devereux G. The works of G. Devereux // The Making of Psychological Anthropology. Berkley, 1980.

46

Часть первая

Глава 1. Культурная (социальная) антропология...

31 Ember C.R., Ember M. Cultural Anthropology. N.Y., 1973. P. 8; 1996. P. 5, 8-9.

32 Ibid. 1996. P. 12.

33 См.: Kottak C.Ph. Anthropology. The exploration of Human diversity. N.Y., 1997. P. 3, 5, 17.

34 См.: Веселкин Е.А. Кризис британской социальной антропологии. М., 1977.

35 Там же. С. 9.

36 Radcliffe-Braun A.P. The comparative method in social anthropology // Method in social anthropology. Chicago, 1958. P. 54.

37 Radcliffe-Braun A.P. A natural science of Socety. Glencoe, 1957. P. 26, 152.

38 Ibid. P. 55.

39 Ibid. P. 144.

40 Personalities and Culture / Ed. R. Hunt. N.Y., 1967. P. IX-X.

41 См.: Silitoe R. The Gender of Crops in the Papua New Guinea Highlands // Ethnology. 1981. ? 4; Jonson P.L. When Dying is better than Living // Ibid; Ritter F.L. Adoption on Corsae Island: Solidarity & Sterility//Ibid. ? 1.

42 Lebra T.S. Japanese Women in Male Dominat careers: Cultural Barries and Accommodation for Sex-Role Transcendence // Ethnology. 1981. ? 4; Brandes S. Gender Destinations of Monteros Mortuary Ritual // Ibid. ? 3.

43 Winkelman M. Aztec Human sacrifice: Cross-cultural Assessments of the ecological hypothesis // Ibid. 1998. ? 3; White S.M. Sexual Language and Human Conflicts in Old French Fabliaux // Comparative Studies in Society and History. 1982. ? 2.

44 Food, Health and Identity / Ed. P. Caplan. L., 1997; Food and Culture / Ed. by С Counihim. L., 1997.

45 Ficher E.F. Cultural Logic and Maya Identity. Rethinking Constructivism and Essentialism // Current Anthropology. 1999. ? 4; Murray D.W. What is the Western Concept of the Self? On Forgetting David Hume // Ethos. 1993. ? 1; Rosenberger N.R. Dialectic Balance in the Polar Model of Self: The Japan Case // Ibid. 1989. ? 1; Stephenson P.H. Going to McDonald's in Leiden: Reflections on the Concept of Self and Society in the Netherlands // Ibid. ? 2; Peacock J.L., Holland D. С. The Narrated Self: Life Stories in Process // Ibid. 1993. ? 4; Holland D. Cross-Cultural Differences in the Self //Journal of Anthropological Research. 1992. ? 4; Sohefeld M. Debating Self, Identity and Culture in Anthropology // Current Anthropology. 1999. ? 4; De Vos G, De Vos. E. Narrative Analysis Cross-Culturally: The Self Revealed in the TAT. N.Y., 2003.

47

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

46 Prince R. Shamans and Endorphins: Hypothesis for Synthesis // Ethos. 1982. ? 4.

47 Zucherman M. Psychobiology of Personality. Cambridge, 1991.

48 Kotta K.C.Ph. Anthropology. The exploration of Human Priversity. N.Y., 1997.

49 Ember C.R., Ember M. Cultural Anthropology. N.Y., 1981; 1996.

Рекомендуемая литература

Академик Ю.В. Бромлей и отечественная этнология. 1960-1990-е годы / Отв. ред. С.Я. Козлов. М, 2003.

Бгажноков Б.Х. Основания гуманистической этнологии. М., 2003.

Тишков В.А. Реквием по этносу. М, 2003.

Глава 2. Понятия 'культура', 'личность', 'энкультурация'

Взаимосвязь понятий 'культура', 'личность', 'энкультурация'

Центральным понятием культурной антропологии является понятие 'культура', которое с конца XIX в. стало широко использоваться в США для выделения специфики образа жизни людей по сравнению с животными. Понятие 'общество' в начале XX в. нередко применялось к любому скоплению живых организмов. Любое коллективное бытие организмов, начиная с полипов, нередко объявлялось социумом, обществом. Эта вульгарно-биологическая традиция широко распространена и сейчас в начале XXI в., так как понятием 'социальное' описывается любое групповое поведение агрегата (т. е. просто совокупности) живых организмов. Американские антропологи использовали термин 'культура' для подчеркивания специфичности человеческого способа действия. Еще раз обратимся к анализу содержания понятия 'культура'.

Известный естествоиспытатель и философ В. Оствальд одним из первых дал понятию 'культура' такую направленность. Он полагал: 'то, что отличает человека от животных, называем

48

Часть первая

Глава 2. Понятия 'культура', 'личность', 'энкультурация'

культурой'1. В культурной антропологии с 20-х годов XX в. под культурой (в общем плане) понимается образ жизни какой-либо общности людей. Наиболее показательно в этом отношении определение К. Уисслера: 'Образ жизни, которому следует общность или племя, считается культурой... Культура племени есть совокупность стандартизированных верований и практик'2. Р. Бенедикт, одна из основателей американской этнопсихологии, акцентирует внимание на приобретенном характере культуры. Культура, согласно Бенедикт, это 'приобретенное поведение, которое каждым поколением должно осваиваться заново'3. Более развернуто аналогичное определение выглядит у сооснователя направления 'культура-и-личность' Э. Сэпира. По его мнению, культура - это 'социально унаследованный комплекс способов деятельности и убеждений, составляющих ткань нашей жизни'4. Важной особенностью всех этих определений является признание взаимодействия идей (верований, убеждений) и практической деятельности в некоторой организационной целостности.

Наиболее развернутым определением культуры, учитывающим все указанные моменты, является дефиниция, принадлежащая А. Креберу в соавторстве с Клакхоном. Они считали, что 'культура состоит из внутренне содержащихся и внешне проявляемых норм, определяющих поведение, осваиваемых и опосредуемых при помощи символов; она возникает в результате деятельности людей, включая ее воплощение в (материальных. -А. Б.) средствах. Сущностное ядро культуры составляют традиционные (исторически сложившиеся) идеи, в первую очередь те, которым приписывается особая ценность. Культурные системы могут рассматриваться, с одной стороны, как результаты деятельности людей, а с другой - как ее регуляторы'5. Самое главное в этом определении - это то, что в культуру, точнее в способ ее усвоения и воспроизводства, включена деятельность людей с вещественными и идеальными образованиями. Культура есть специфически человеческая форма организации жизнедеятельности, непрерывно создаваемая и воспроизводимая человеком. Соответственно разнообразие всех форм проявления культуры и наиболее ее сложные атрибуты, такие как мышление, сознание, есть продукт совместной деятельности людей. Нельзя забывать при этом, что культура представляет собой не совокупность элементов, а их определенную целостность, функционирующую как нечто единое и неразрывное. Впервые определение понятия 'культура' как целостности дал, видимо, Б. Малиновский.

49

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

Человек непрерывно воспроизводит свою специфическую форму жизнедеятельности - культуру. Важнейший аспект этого воспроизводства - вхождение в культуру отдельных индивидов (энкультурация). Нельзя при этом забывать, что в детстве одновременно происходят два процесса, реально слитные, неразделимые друг от друга - социализация и энкультурация. Результат первого - индивид, овладевший специфически человеческим способом деятельности (культурным), отличающим его от всех других живых существ. Результат второго - личность (человек), обладающая специфически культурными чертами, которые отличают людей друг от друга. В принципе можно считать эти два процесса двумя сторонами процесса вхождения в культуру (энкультурацией).

Подводя некоторые итоги, рассмотрев различные определения культуры, можно отметить отдельные существенные моменты. Культура - это специфически человеческое качество, отсутствующее у других живых существ. Она - продукт совместной деятельности людей. Люди могут действовать как с вещественно-природными образованиями, так и с идеальными сущностями (знаками, идеями, ценностями, идеальными образами, типами). Результатами таких взаимодействий являются продукты материальной культуры (иногда их называют артефактами), идеально-ценностная культура (представление об идеальном типе личности, общества, мифы, сказки, религиозные верования) и нормативно-регулятивный аспект поведения человека (стереотипы поведения, этикет, специфичный для каждого вида культуры). В реальном поведении личности идеально-ценностный и нормативно-регулятивный аспекты объединены. Это обстоятельство позволяет согласиться с делением явлений, связанных с культурой, на два типа. Так, один из теоретиков американской этнопсихологии Дж. Хонигман выделял 'социально стандартизированное поведение - действия, мышление, чувства некоторой группы' и 'материальные продукты... этой группы'6.

С понятием 'культура' тесно связано понятие 'личность'. Ранее уже говорилось о двух сторонах процесса онтогенетического (индивидуального) развития человека - социализации и энкультурации. Личность в рассматриваемой области знания определяется как индивид, прошедший процесс энкультурации (вхождения в культуру) и воспринявший особенности той или иной культуры. Кратко определить личность можно словами Дж. Хонигмана: 'Личность - культура, отраженная в поведении'7.

50

Часть первая

Глава 2. Понятия 'культура', 'личность', 'энкультурация'

Важную роль в описании взаимодействия культуры и личности в культурной антропологии играет понятие 'модель'. Модель (образец) может быть определена как относительно закрепленный способ активности, мышления, чувствования. Модель может быть универсальной, а может быть особенной, специальной, предназначенной для определенной категории людей (например, для мужчин или женщин). Культурные модели могут быть реальными и идеальными. Понятие 'модель' наиболее содержательно представлено в работах Р. Бенедикт 'Модели культуры' (1934), А. Кребера 'Антропология' (1948) и Дж. Хонигмана 'Культура и личность' (1954). Одна из важнейших задач антропологии - выяснить, как и какие образцы культурно обусловленного поведения индивид усваивает при вхождении в культуру (социализации-энкультурации). К усвоению моделей имеют отношение любые силы или факторы, оказывающие формирующее воздействие на личность. Именно посредством усвоения образцов поведения (в первую очередь действия, мышления, познания, чувствования) в процессе социализации-энкультурации обеспечивается превращение индивида в полноправного члена этнокультурной общности - личность, носителя особенной культуры, проявляющейся в индивидуальном поведении. При этом нельзя упускать из виду, что 'индивидуальное поведение формируется социально, стандартизированными моделями группы (общности) так же, как и материальными продуктами, которые члены общности производят или потребляют'8. Другими словами, на особенности личности влияют и тип совместной деятельности, и особенности материальной культуры (например, геометрия жилищ, наличие или отсутствие игрушек, копирующих 'взрослую' культуру).

Структура культуры и факторы, влияющие на личность

Настало время рассмотреть структуру процесса вхождения в культуру (энкультурацию) и проанализировать все возможные факторы, участвующие в формировании психологии различных народов. Энкультурация начинается с рождения ребенка и заканчивается в тот момент, когда индивид признается полноценным (взрослым) членом той или иной этнокультурной общности. Правда, в культурной антропологии существует несколько иной взгляд на данный процесс. Например, М. Херсковиц выделял два

51

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

этапа энкультурации. Первоначально главная задача индивида -усваивать культурные нормы, язык, этикет. Он лишен на этом этапе права выбора или оценки. По словам Херсковица, человек здесь больше инструмент, нежели игрок. Первый этап энкультурации - это ведущий механизм, обеспечивающий стабильность культуры. По мнению Херсковица, первый уровень энкультурации сменяется вторым, основная черта которого - возможность обсуждения и изменения каких-либо норм, принятых в обществе, в определенном смысле возможность творчества. Согласно концепции американского антрополога первый этап вхождения в культуру обеспечивает ее стабильность, 'предохраняет от неуправляемого развития в периоды наиболее бурных изменений. В своих более поздних проявлениях, когда энкультурация оперирует на сознательном уровне, она открывает ворота изменениям...'9. В таком понимании энкультурации Херсковиц стремился выразить особенности вхождения в культуру в современном и традиционном обществах. Представление о различных элементах культуры и о факторах, действующих на индивида вне ее, дает структура процесса вхождения в культуру. Эта же схема дает представления о структуре культуры, тем самым поясняя и дополняя содержание понятия 'культура'. В культурной, и особенно в психологической, антропологии достаточно широко распространена схема структуры культуры, которая будет рассмотрена ниже. Она имеет также название 'Стратегия психокультурных исследований'. Создатели данной схемы - Дж. и Б. Уайтинга10. Первый прототип данной схемы предложил А. Кардинер. Следует иметь в виду, что составные части (элементы) не есть статичные аспекты культуры; они являются динамично действующими факторами. Предлагаемая вниманию читателей схема мной несколько модернизирована по сравнению с классическим вариантом Уайтингов. Изменению подвергся состав проективных систем, изменена направленность связей между отдельными частями структуры культуры. Кроме того, к схеме добавлен фактор биологической изменчивости - разнообразия организмов людей. Природные условия дополнены наличием (отсутствием) природных ископаемых и монокультур.

Приступая к интерпретации, объяснению значения отдельных элементов схемы, хотелось бы с самого начала подчеркнуть, что главное в ней - отражение функционально-процессуального аспекта воздействия на личность, формирующего действие на индивида различных факторов во время его 'вхождения в культу-

52

Часть первая

Глава 2. Понятия 'культура', 'личность', 'энкультурация'

ру' - от рождения до взрослого состояния. В связи с этим следует иметь в виду, что 'субстанциальные системы' и 'проективные системы' не находятся в соотношении первичности/вторичности (как это было у Кардинера и во многом у Дж. и Б. Уайтингов), а являются параллельно действующими силами в процессе индивидуального становления личности. В принципе, предложенная структура культуры первоначально была ориентирована на традиционное общество, но впоследствии стало ясно, что она с успехом может использоваться и для анализа современной индустриальной культуры.

В процессе индивидуального становления человека (онтогенезе) на него одновременно влияют и субстанциальные системы (наиболее существенно - тип экономики и род занятий, особенности разделения труда между мужчинами и женщинами, вид брака и соответственно семьи), и проективные системы (в большей степени это касается особенностей религии, магии, ритуалов, игр). В процессе вхождения отдельного человека в культуру, в период его взросления все аспекты обеих систем в той или иной степени воздействуют на формы поведения ребенка, а затем и взрослого.

Вполне вероятно, что в большинстве традиционных обществ определяющим для психологии личности являются повседневные занятия и фольклор, сказки, эпические сказания, словом, совокупность традиций, содержащих в себе идеальные модели поведения. Кроме формирующего влияния отдельных элементов, значительное воздействие на личность оказывает общий настрой культуры, очень часто эмоционально окрашенный, который является как бы равнодействующей всех элементов культуры, соединенных специфическим образом для каждого общества. Фундаментальное значение, и не только для традиционных обществ, в становлении личностных качеств играют природные факторы. Они действуют на психологические особенности людей различными способами. Совокупность природных особенностей места проживания общества (климат, флора, фауна, наличие монокультуры) существенно влияет на выбор повседневной работы, ее параметры, особенности и т. д. В повседневной деятельности, предопределенной природными факторами, осуществляется отбор тех или иных личностных качеств. Другими словами, природные условия могут опосредованно (через вид занятий) влиять на формирование особенных личностных черт. Более непосредственно на особенности восприятия и познавательные стили воздействует ландшафт - открытый (рав-

53

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

нина, степь, тундра, полупустыня, саванна) и закрытый (лес, джунгли, горные системы); однородный (тундра зимой, полупустыня), и разнородный (умеренных климатических зон). Экстремальные климатические условия также могут воздействовать на характер и особенности поведения людей (высокогорье, экстремальный температурный режим, резкие перепады днем и ночью). Весьма существенным является также влияние на всю культуру в целом наличие какой-либо сельскохозяйственной культуры (или богатых запасов полезных ископаемых), а также пищевой рацион представителей различных культур, который может предопределять физические возможности стереотипов поведения и общий стиль реагирования (энергозатратный, энергосберегающий).

Немаловажным фактором являются особенности исторического развития той или иной этнокультурной общности, заимствование умений, верований, ритуалов в результате культурных контактов. Очень важным, но наименее исследованным представляется значение биологических особенностей и типологии организмов индивидов, принадлежащих к различным культурам.

В предложенной структурной схеме культуры показана большая часть (но не все) факторов, действующих на личность в процессе вхождения в культуру. Все они в той или иной степени влияют на модели поведения человека. Степень воздействия той или иной формирующей силы зависит от конкретного типа культуры, природных условий, образа жизни, обеспечивающего выживание, и особенностей проективных систем, которые образуют сложное взаимодействие с природными условиями и основным типом занятий (экономики). Кроме этого, все же в каждом виде (и типе) конкретной этнокультурной общности происходят специфическое сцепление и взаимодействие указанных элементов культуры, придающее своеобразие поведению людей, проявлению их психологических черт. Поэтому многие исследователи (начиная с И. Тэна) выделяют доминирующий эмоциональный настрой, существующий в культуре. (Иногда это качество культуры обозначают понятием 'этос').

Таким образом, все перечисленные действующие силы, существующие в виде отдельных элементов культуры, природных условий, исторических обстоятельств и органического разнообразия индивидов, определяют особенности деятельности, мышления, познания, восприятия и эмоционально-психологических состояний человека в условиях различных культур.

54

Часть первая

Глава 2. Понятия 'культура', 'личность', 'энкультурация'

Структура культуры и детерминанты личности Стратегия психокультурного исследования*

* Модифицированный вариант схемы Дж. и Б. Уайтингов (Whiting J., Whiting В. A Strategy for Psychocultural Research // The Making of Psychological Anthropology. 1980. P. 45).

55

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

Примечания

1 Ostwald W. The modern theory of energetics // Цит. по: Ионин Л.Г. Социология культуры. М., 1996. С. 17.

2 Wissler С. Introduction to the Social Anthropology. N.Y., 1929. P. 15.

3 См.: Benedict R. Race, science and politcs. N.Y., 1947. P. 13.

4 Sapir E. Language. N.Y., 1921. С 221.

5 Kroeber F.L., Rlukhohn Cl. A Critical Review of Concepts and Definitions. N.Y., 1952. P. 112.

6 Honigman T. Culture and Personality. N.Y., 1954. P. 17.

7 Ibid. P. 18.

8 Ibid. P. 108.

9 Herskovits M. Cultural Anthropology. N.Y., 1955. P. 433-434.

10 Whiting В., Whiting J. A Strategy for Psychocultural Research // The Making of Psychological Anthropology / Ed. G.D. Splinder. Berkeley, 1980. С 45.

Рекомендуемая литература

Хонигман Дж. Понятия // Личность, культура, этнос: современная психологическая антропология / Отв. ред. А.А. Белик. М., 2001. С. 51-80.

Бидни Д. Концепция культуры и некоторые ошибки в ее изучении // Антология исследований культуры. Т. 1. Интерпретации культуры. СПб., 1997. С. 57-90.

Гиртц К. Влияние концепции культуры на концепцию человека // Антология исследований культуры. СПб., 1997. С. 115-140.

Гиртц К. 'Насыщенное описание': в поисках интерпретативной теории культуры // Там же. С. 171-202.

Herskovits M. Cultural Anthropology. N.Y., 1955.

56

Часть первая

Глава 3. Современная и традиционная культуры

Сравнительная характеристика современной и традиционной культур

В культурной антропологии выделяются два типа культур (или обществ), которые обязательно должны присутствовать в межкультурном сравнительном исследовании. Это традиционная и современная культуры. В самом общем виде их можно различить по территории их распространения. Традиционная культура в основном регулирует поведение людей в сельской местности, индустриальная (или современная) - в городах, промышленных центрах, в местах проживания людей, затронутых урбанизацией и модернизацией. Конечно, взаимодействие традиционной и индустриальной культур в современном мире значительно сложнее, чем просто соотношение города и деревни. В отдельной стране может быть несколько видов традиционной культуры, находящихся в достаточно сложном взаимодействии с единой индустриальной культурой. Кроме того, не следует забывать, что почти каждая индустриально-городская культура имеет этнокультурную традиционную окраску. В чистом виде также существует великое множество традиционных культур, в которых специфические черты данного типа общества проявляются наиболее последовательно и ярко. Это - формы организации жизни этнокультурных общностей, живущих на необъятных просторах Амазонки, в сельве Амазонки, на плоскогорьях Анд, в лесистой части Индии и Юго-Восточной Азии. Их жизнь остается неизменной на протяжении столетий. У них нет письменности, но тем не менее сохраняются сказки, мифы и религиозные обряды. В настоящее время культурные антропологи собрали данные по более чем тысяче таких культур. Они систематизированы в этнографическом атласе Мердока1. При этом следует иметь в виду, что во многих развитых индустриальных странах по сути дела доминирует традиционная культура. Таковы Великобритания, Япония, Китай. Безусловно, формы бытия традиционной культуры отличаются в различных регионах земного шара, но наиболее значительная ее черта - сохранение традиций, консерватизм в противовес бесконечной технологической модернизации - присутствует везде.

57

Раздел I, Основные понятия культурной (социальной) антропологии

Обратимся к конкретному сравнению характеристик этих двух типов культур. Итак:

1. В современном индустриальном обществе доминирующей регулятивной силой является кодифицированное право, нормы которого могут корректироваться и изменяться в соответствии с установленной процедурой. Более того, система кодифицированных правил может быть подвергнута серьезным изменениям вследствие фундаментальных социальных трансформаций. В традиционном обществе (или в границах действия той или иной традиционной культуры) важнейшей регулирующей силой является традиция, т. е. совокупность норм и правил определенной этнокультурной общности, сложившейся в предшествующее время и считающейся незыблемой, почти не допускающей никаких изменений. Нередко персонификацией традиционного права является власть вождя, которая, правда, также опирается на установления предков. В виде кодифицированного и традиционного права предстают два типа регуляции, два способа согласования конфликтов, проблем, возникающих в обществе, и соответственно две психологии поведения. Немаловажным является то обстоятельство, что даже в странах с развитой системой современного права широко распространены абстрактная справедливость и желание осуществить правосудие вне юридических институтов -либо путем непосредственного обсуждения конфликта сторонами, либо исходя из принципа 'прямого действия'. Например, принцип 'прямого действия', по мнению Ф.Л.К. Хсю, есть неотъемлемая черта этнопсихологии американцев 1960-1980-х годов2. А в Японии в 70-80% дорожно-транспортных происшествий их участники не прибегают к помощи дорожной полиции, разрешая конфликт сами. Во многих азиатских странах одновременно с институализированным современным правом в качестве норм поведения сосуществуют традиционно-религиозные нормативы, нарушение которых также расценивается как преступление. (В определенной степени это касается и ряда европейских стран, например Италии.) И наконец, очень часто в рамках той или иной общности людей возникает своеобразное 'традиционное право', особый кодекс поведения. (Наиболее яркий пример -организованные группировки, занимающиеся нелегальным бизнесом.) Таким образом, современное и традиционное право так же, как и индустриальная и традиционная культура в целом взаимодействуют, взаимопроникая друг в друга. Та или иная система регулирования общества привязана к историческим тради-

58

Часть первая

Глава 3. Современная и традиционная культуры

циям, сложившимся в той или иной общности или стране, тесно переплетаясь с психологией людей, будучи встроенной в этнопсихологические стереотипы поведения личности.

2. Важнейшая черта индустриальной культуры - достаточно быстрые изменения. Современное общество - это бесконечная модернизация со все увеличивающейся скоростью. Ее темп особенно возрос в последние 50 лет. Поколение детей получает образование по иной программе, нежели поколение родителей. Каждое новое поколение (Next) 'выбирает' новые формы поведения, развлечения и т. д. Это приводит к непониманию между 'детьми' и 'отцами' (начиная с мелочей: например, родители зачастую не могут помочь детям приготовить уроки, вследствие чего авторитет 'отцов' падает), а затем к конфликтам по поводу ценностных ориентаций, понимания смысла жизни. Есть и еще одна сторона в современной культуре, связанная с увеличением темпов модернизации. Современная форма организации промышленности, абсолютизация бессмысленного роста производства и потребления ведет к повышению нервозности, боязни не успеть в этой гонке, потерять пресловутую уверенность в себе. В результате доминирующим чувством становится страх как 'ожидание будущего зла' (Т. Гоббс). Страх отстать в гонке бесконечной модернизации, 'страх разориться и обеднеть, страх принять неверное решение и не справиться с изматывающей ситуацией. Страх во всех видах является, безусловно, важнейшим фактором, подрывающим здоровье людей...<...> Одно из наихудших последствий... страха - это очевидная неспособность современного человека хотя бы ненадолго остаться наедине с собой'3. Такие условия существования не дают человеку современной культуры возможности полноценно удовлетворить потребности в уединении и общении. Ему просто не хватает времени и сил на общение со своими детьми и с другими людьми. Данная 'проблема приняла такие масштабы, что люди уже озабочены своей неспособностью общаться даже с близкими родственниками...'4.

В традиционной культуре изменения малозаметны на протяжении жизни одного поколения. Как правило, поколение 'детей' видит свое будущее в занятиях поколения 'родителей' или 'дедов'. Жизнь в традиционном обществе размеренная, но не всегда одинаково монотонная. Отсутствие беспрерывных изменений позволяет уделять достаточно внимания детям и общению. 'Дети города' и 'дети природы' различаются по ряду психологических характеристик существования в повседневной

59

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

жизни. Поэтому в результате резких изменений в традиционной культуре люди, привыкшие к одним ритмам, болезненно перестраиваются на другие, испытывая модернизационный шок, нередко ведущий к органическим патологиям, различным заболеваниям. Но там, где традиционная культура еще незыблема, например, у бушменов Ко!, индивиды имеют возможность удовлетворить потребность в общении и уединении, уделить внимание и детям, и взрослым. 'Можно даже сказать, - пишет И. Эйбл-Эйбесфельдт, - что эти люди имеют время для того, чтобы быть людьми, в то время как мы тратим это богатство на бессмысленный рост и неконтролируемое развитие'5.

3. В современной культуре коммуникация затруднена еще и тем, что ее основу представляет 'анонимное общество', 'одинокая толпа', 'общество незнакомых людей'. В той или иной степени в индустриальной культуре представлены 'атомизированные' индивиды, стремящиеся удовлетворить потребность в общении. Но для этого необходимы время и способность, умение общаться. И того, и другого не хватает индивиду ввиду все ускоряющегося темпа модернизации, бесконечной гонки преследования. 'Его (индивида. - А. Б.) отношения с собратьями, в каждом из которых он видит конкурента, приобрели характер отчужденности и враждебности; он свободен - это значит, он одинок, изолирован, ему угрожают со всех сторон... Рай утрачен навсегда; индивид стоит один, лицом к лицу со всем миром, безграничным и угрожающим. Новая свобода неизбежно вызывает ощущение неуверенности и бессилия, сомнения, одиночества и тревоги'6. В приведенной характеристике психологической ситуации, сложившейся в современной культуре, Э. Фромм несколько сгущает краски для того, чтобы подчеркнуть особенность индустриализма - 'одиночество людей в толпе', разорванность связей между ними.

Традиционная культура (общество), конечно, не рай, но в границах ее влияния, в культурно-традиционном пространстве доминируют иные представления о взаимодействии людей. Традиционные этнокультурные общности - это общества 'знакомых людей'. Основные единицы социального взаимодействия (деревня, поселение...) состоят из знакомых людей (не обязательно кровных родственников), в то время как в индустриальном обществе в первичных общностях люди не знают друг друга (классический пример: люди могут жить много лет в доме, не зная соседей). Что такое общество 'знакомых людей', попытаемся пояснить на примере. В российской глубинке на собственном

60 Часть первая

Глава 3. Современная и традиционная культуры

опыте можно познать границу действия традиционной культуры. Она пролегает где-то недалеко от районного центра. Отъехав от него две-три остановки на автобусе, можно встретиться лицом к лицу с обществом 'знакомых людей'. В определенный момент входящий в автобус поздоровается со всеми пассажирами и последние ответят ему тем же. В пространстве действия традиционной культуры (в России это несколько деревень, объединенных территориально) каждый младший должен здороваться со старшим независимо от того, знает он его или нет. Черты общества 'знакомых людей' закрепились в традициях гостеприимства у многих народов. Особенно распространена обязательность оказания помощи незнакомому путнику, так как считается, что это Бог в обличии странника является к людям7. В интересной форме черты поведения людей традиционного общества представлены во всемирно известном фильме 'Крокодил Данди' (I, II). Особенно показательна сцена, когда главный герой здоровается со всеми на улицах Нью-Йорка.

В современной индустриальной культуре ярко выражена тенденция 'ухода от анонимности'. Это могут быть коммуникативные тренинги, интерес к жизни в экзотической религиозной общине. Немаловажную роль при этом играет ощущение единства этнопсихологических черт, истории, культуры. Но особенно ярко тенденция к созданию сообщества 'знакомых людей' проявляется в местах длительного проживания (на протяжении нескольких поколений) компактного населения, когда родители и их дети учатся у одних и тех же учителей, лечатся у одних врачей и т. д. (такие оазисы стабильности есть в некоторых районах Москвы, примерно ту же функцию выполняют 'этнические' районы Нью-Йорка).

4. В индустриальном обществе преодолению одиночества и удовлетворению потребности в общении не способствует и имманентный кризис института семьи. (Огромное число людей существуют вне брачных уз.) Типичная семья в современном обществе - 'родители-дети' или даже просто супруги. Третье поколение отсутствует. Автономное и независимое существование детей, свобода в выборе своего жизненного пути, иные ценностные ориентации порождают конфликт поколений. Этому же способствуют формы социализации (детский сад, школа, вуз), когда ребенок большую часть времени проводит вне дома. Авторитет старшего поколения не так высок, как в традиционном обществе.

61

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

В традиционном обществе семья, как правило, включает и третье поколение (дедушек и бабушек). Если учесть, что во многих африканских культурах (так же, как и в исламских) распространена полигамия, то семья в таких обществах имеет более сложную структуру и значительно больше по численности. Но все же самое главное в традиционной семейной организации (и в таком типе обществ в целом) - это авторитет старшего поколения, т. е. преимущество возрастных классов по сравнению с другими типами дифференциации в социальной организации жизни.

5. Производство в индустриальной культуре носит унифицированный, обезличенный характер. Индивид, как правило, выполняет какой-либо фрагмент единого производственного процесса. В определенном смысле человек становится винтиком огромного механизма, когда применяется лишь небольшая часть его универсальных способностей.

В традиционном обществе основное занятие людей - сельское хозяйство, и важнейшей особенностью этого вида труда является осуществление полного производственного цикла (от подготовки почвы до сбора и сохранения урожая), что требует достаточно разнообразных знаний и умений. Кроме этого, в традиционных культурах развито производство тех или иных предметов своеобразной материальной культуры (традиционные ремесла). Штучные продукты народных промыслов выполняет один мастер.

Интересно при этом, что предметы народных промыслов и продукты традиционного сельского хозяйства очень высоко ценятся на рынках индустриального мира. Более того, в рекламе, особенно пищевых продуктов, без конца повторяется, что они сделаны по традиционным рецептам (например, что данное вино изготовлено по старинным рецептам времен крестоносцев). Высшее качество ряда продуктов определяется их этнокультурной принадлежностью (шампанское из Франции, водка из России, пиво из Германии). И многие товары высшей категории произведены традиционным способом, хотя и по современной технологии. Лучшие машины - ручной сборки, лучшая одежда (оригинальная, а не типовая) - от модельера и т. д.

6. Бесконечная модернизация, типовое производство в современном обществе не способствуют проявлению индивидуальности, но оставляют много возможностей для творчества, так как нужны все новые и новые формы продуктов; высоко ценятся предметы индивидуального труда.

62

Часть первая

Глава 3. Современная и традиционная культуры

В традиционном обществе не приветствуется и даже запрещен отход от канонических форм в деятельности индивидов. Всякие нововведения, существенные изменения в деятельности тормозятся в традиционной культуре, поскольку могут разрушить основу основ - Ее Величество Традицию.

7. Современная индустриальная культура находится в противоречивых отношениях с природой. Особенности индустриализма - причина глобального экологического кризиса. Современная индустриальная система рассматривает окружающую природу лишь как сырье для производства и его бессмысленного роста. Современная культура породила общество потребления.

Традиционная культура - это общество сохранения. Кроме того, в традиционном укладе природа играет роль не сырьевой базы, а источника жизни. Подчеркивается единство с природой, свое происхождение ряд общностей ведет от животных, растений и даже объектов неживой природы (тотемизм). В этнических религиях обожествляются силы природы, а в фольклоре (сказках) природа помогает героям (воплощениям Добра) скрыться от Зла. Такое отношение к биосфере предполагает формирование в детстве особой психологии отношения к окружающей природе.

8. Современная культура - источник конфликтности (экологический кризис, конфликт между 'отцами' и 'детьми', кризис выбора жизненного пути и т. д.). Причем нередко индивид остается один на один со своими проблемами. В традиционном обществе также предостаточно причин для конфликтов, но здесь существуют институт старших, способствующий их разрешению, строгие виды инициации (посвящение во взрослое состояние) и различные формы коллективных ритуалов, способствующих психологической стабильности общности в целом и психическому здоровью каждого индивида.

9. И наконец, последнее различие современной и традиционной культур. Посещение школы, обучение письменности и получение стандартного современного образования приводят к серьезным изменениям (по сравнению с бесписьменными культурами) в восприятии, познании и видении окружающего мира. Существенно изменяются способы выражения и описания тех или иных событий, в том числе и в устной речи. Правда, все эти отличия не дают основания говорить о различных типах мышления в современном и традиционном обществах (логическом и прелогическом). Речь может идти о различных стилях мышле-

63

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

ния, об акцентах в обучении, восприятии окружающего мира, в специфических культурных формах. Процесс обучения в традиционном обществе строится по-иному, нежели в современном. Он начинается значительно раньше (примерно с трех лет ) и происходит в форме непосредственного усвоения культурных навыков (например, обучение плаванию на каноэ). Детям показывают, как это надо делать, и они учатся определенным навыкам на практике под контролем взрослых. Практическую подоплеку (вредный-полезный) имеют и знания об окружающих растениях. В совместной деятельности со взрослыми (будь то родители или просто более старшие взрослые) ребенок осваивает и другие навыки. Его интересует вопрос, как сделать, а не вопросы, почему или по какой причине. Вероятно поэтому в традиционном обществе не любят вопросы о причинно-следственных связях и вербальные задачи, основанные на абстрактных логико-грамматических конструкциях.

Чисто индустриальная, полностью унифицированная культура и традиционное бесписьменное общество - это два полюса в сравнительном изучении этнопсихологических особенностей людей. Между двумя этими полюсами находится масса оттенков взаимодействия современного и традиционного обществ. В настоящее время большинство населения земного шара существует в условиях традиционной культуры

Особенности современной индустриальной культуры

Сравнительный анализ традиционной и современной культур не исчерпывает всех различий этих двух типов образа жизни. Есть еще одно важное отличительное качество индустриализма, а именно абсолютизация рационализма и эмпиризм, примат вещественной фактологии, которая может быть полезной (прибыльно). Естественно, что при этом принижается роль эмоционального начала. В это же время в психологии различных народов имеются многообразные формы соотношения эмоционального и рационального, практически ориентированного и созерцательно бескорыстного. Рационализм и эмпиризм связаны с идеологией роста любой ценой и бесконечной гонкой преследования. С развитием рыночных отношений конкретные связи индивидов 'утратили ясный человеческий смысл, при-

64

Часть первая

Глава 3. Современная и традиционная культуры

обрели характер манипуляций (курсив мой. - А. Б.), где человек рассматривается как средство... Человек продает не только товары, он продает самого себя и ощущает себя товаром'8. Э. Фромм, автор приведенных выше слов, рассматривал индустриальную культуру второй половины XX в. в качестве общества тотального отчуждения, совокупности 'атомизированных' индивидов, воспроизводящих 'рыночный тип' социального характера. Последнему присущи ложные эмоции, идолизация, рационализация, искаженное чувство любви и богатый набор невротических патологий, связанных с бессмысленным, 'органическим' (бездуховным) существованием, отрицанием высших ценностей бытия. 'Люди с рыночным характером не умеют ни любить, ни ненавидеть. Эти "старомодные" эмоции не соответствуют структуре характера, функционирующего почти целиком на рассудочном уровне и избегающего любых чувств, как положительных, так и отрицательных, потому что они служат помехой для достижения основной цели рыночного характера - продажи и обмена'9. Интересно, что спустя более 30 лет после Фромма, уже в XXI в., всемирно известный миллиардер Дж. Сорос обеспокоен 'рыночным фундаментализмом' и тем обстоятельством, что, строго говоря, гражданское общество на Западе так и не утвердилось, царствует 'общество сделки'.

Еще одним аспектом современной культуры является явно выраженное стремление манипулировать индивидами всеми доступными средствами, чаще всего путем 'насильственного' внушения - 'индоктринации'10. Индоктринация (или контр-контрсуггестия по терминологии Б.Ф. Поршнева) выполняет самые различные функции в современной культуре и нередко решает чисто прагматические цели (например, в рекламе). Но для нас важно то, что изменился характер воздействия на индивидов: он стал приобретать тотальную направленность и касаться не только того, что пить, есть, как одеваться, но и как жить (образ жизни) и воспринимать события, происходящие в современном мире. Последнее стало возможно в результате изменений, происшедших в современной культуре с 70-х годов XX в. и продолжающихся по сей день. Суть этих изменений можно выразить довольно простым утверждением: все более увеличивается роль субъективного фактора в историческом процессе. Это заключается прежде всего в попытках воздействовать на будущее развитие, даже в конструировании образа жизни.

65

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

Особенности современной культуры и проблема нарратива-интерпретации

Примерно с конца 1960-х годов стал актуальным вопрос о моделировании будущего развития человечества, о сценариях его осуществления. Огромное значение здесь играет столкновение метакультур-цивилизаций в информационно-психологической плоскости, где, в свою очередь, неизбежно проявятся этнопсихологические и психолого-конфессиональные особенности того или иного народа (этнокультурной общности).

Вопрос о моделировании человеческого развития стал фактом науки с появлением работ (докладов) Римского клуба и монографии П. Бергмана и Т. Лукмана 'Социальное конструирование реальности' (1969). Идея о самостоятельной роли субъективной (психологической) реальности разрабатывалась и раньше в виде понятий 'дух', 'душа' или 'психологическая реальность' (Гегель, Вундт, Дильтей), но именно Бергман и Лукман отчетливо показали функциональную направленность этого феномена в конструировании социокультурной общности.

В каком-то смысле эту же идею (моделирование общества аналогично игре, постановке) о возможности выбора сценариев развития жизненного пути личности наиболее последовательно на индивидуальном уровне выразил психолог Э. Бьерн, а на общекультурологическом - И. Хейзинга и Г. Гессе. Правда, не стоит забывать, что те же идеи в изысканной художественной форме развивал С. Моэм. Конечно, идея об аналогии (вплоть до отождествления) театра, игры и всей жизнедеятельности людей не нова. Об этом писал еще У. Шекспир ('Весь мир театр...') и еще ранее высказывался Гераклит ('Вечность - дитя, играющее в шахматы'). (Весьма сомнительно, что дитя знает правила.)

Но именно сейчас, в начале XXI в., с созданием глобальных информационных сетей и возможности манипулирования сознанием сотен миллионов человек данная идея из возможности превратилась в действительность: весь мир по-настоящему стал театром, а люди актерами. (В принципе, в этом нет ничего страшного, важно только выбрать постановку с хорошим концом.)

Во многом воплощению этой идеи в действительность способствовало интенсивное развитие непроизводственной сферы -сферы досуга, которая есть одновременно форма управления людьми. Развитой формы шоу-бизнес достиг к концу 1980-х годов. В 1990-х годах появился термин 'иллюзорная цивилиза-

66 Часть первая

Глава 3. Современная и традиционная культуры

ция'; стала выделяться новая форма культуры - 'виртуальная реальность' (ВР).

Современное искусство достигло уровня 'гиперреализма', когда образ не отражает или выражает (искажает), а продуцирует действительность. Таким образом, от воспроизводства прошлого (настоящего) человек перешел к производству (конструированию) будущего. В теоретико-социопсихологическом плане осмысление нынешней ситуации, сложившейся в современной культуре, подготовлено работами представителей 'групповой психологии' Г. Тардом и Г. Лебоном, символического интеракционизма Ч.Х. Кули и Дж.Г. Мида, а также коллективной рефлексологией В.М. Бехтерева. Как никогда актуально положение Г. Тарда о том, что всякое социальное взаимодействие есть своего рода гипнотизм.

Особенностью современной индустриальной культуры, является огромная роль массовой культуры - шоу-бизнеса - в формировании представлений современного человека, в том числе и мировоззренческих. Можно даже сказать, что 'производство' новостей для информационных выпусков есть лишь часть шоу, которое должно продолжаться... Грань между действительностью и 'постановкой' стала очень зыбкой. Да и вообще игровая реальность намного интересней настоящей. Массовое создание иллюзий, 'прекрасного, дивного мира' стало ведущим направлением духовного производства конца XX в.

Хотелось бы подчеркнуть, что в художественной форме зачастую опережается научное осмысление особенностей сегодняшней культуры. Современная ситуация полностью или частично предсказана писателями и сценаристами. Например, ВР-комплексы первого поколения описаны О. Хаксли в романе 'О, дивный новый мир' в виде 'ощущалок'. Различные ситуации, которые возникли и могут возникнуть в ближайшем будущем, уже 'проиграны' в литературе и киноискусстве. Наиболее ярко это сделано в рассказе 'Онирофильм' и в многочисленных фильмах о виртуальном мире, в частности в фильмах 'Виртуальное соблазнение', 'Виртуальный полицейский', 'Газонокосиль-щик-2' и т. д. (Сценаристы и режиссеры виртуальных шоу в виде кинофильмов - самые почитаемые люди в США. Например, в 1997 г. журнал 'Тайм' признал самым влиятельным человеком в США... К. Картера - создателя 'Секретных материалов'.)

ВР-проблема становится все более актуальной для анализа. Создание 'реальности лучше, чем на самом деле' идет полным

67

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

ходом в США, Японии и в других странах. В обозримой перспективе возможно создание компьютерного комплекса, способного воспроизвести реальность, которую пожелает иметь пользователь. В ВР имеются зачатки новой формы духовного производства, родившегося на стыке искусства и современных высоких технологий. В то же время ВР - это проявление родовых качеств человека в его стремлении удваивать мир и создавать все новые формы для 'вынесения-во-вне' продуктов своей деятельности. ВР - это 'бытие-брошенное-в-мир' в форме высоких компьютерных технологий XXI в.

Все большую роль в современной культуре играет образ (имидж), символ-образ, предполагающий переживание и сопереживание. Важное значение в обеспечении коммуникации с ценностями других культур играет формирование особого механизма Я-другие. По отношению к восприятию образов очень существенно переживание Себя как Другого, и Другого как Себя. Этот процесс имеет фундаментальное значение для усвоения художественных образов и понимания ценностей иных культур. Содержание понимания в данном случае представляет собой сплав, переплетение переживания образов и интеллектуального созерцания символов.

И здесь открывается еще одна особенность современной культуры, современности в целом. Это - проблема различной интерпретации события, кинофильма, содержания книги, образа жизни, ценностной ориентации развития (или его отсутствия). В самом общем виде такой подход можно обозначить как этнопсихологический и культурно-антропологический аспект нарратива. Нарратив (narrative) - изложение, точнее пересказ события, описание картины, эпохи, истории народа и т. д. Это явление повседневно встречается в человеческом обществе (например, рассказ о том, что изображено на картине, всегда будет различаться даже в однородном коллективе). Классический случай пересказа - фильм Вуди Аллена 'Как дела, Тигровая Лилия', когда он на видеоряд неизвестного японского фильма наложил совершенно иное звучание. (В принципе любой может попробовать свои силы в этом жанре. Для этого надо начать смотреть неизвестный фильм с середины и без звука и пытаться понять, о чем он и о чем говорят актеры.) Тот же самый прием, к сожалению, используют ведущие новостей, когда дают свои комментарии к видеоряду новостей. Аналогичные приемы используют при конструировании версии значительных событий (например, 11 сентября 2001 г.) и истории в целом (например, норманнская версия

68

Часть первая

Глава 3. Современная и традиционная культуры

истории Европы). Различные 'пересказы', интерпретации как историко-культурных, так и физических событий давно уже вошли в противоречие с упрощенным эмпиризмом, строгим однозначным подходом, который постулирует количественно-позитивистская наука и декларирует в качестве ценностей современный индустриализм. Нельзя не согласиться с российским мыслителем С. Переслегиным в том, что 'результаты эмпирической науки ...почти всегда бесполезны. Чтобы извлечь из них что-то действительно ценное - в узкоутилитарном или, наоборот, в возвышенном духовном смысле - требуется процедура интерпретации. Обычно под "интерпретацией" понимается построение работоспособной модели. На этом этапе труд ученого сближается как с работой детектива, призванного собрать мозаику фактов в единую непротиворечивую картину, так и с творчеством художника, для которого из всех оценочных критериев качества этой "картины" важнее всего субъективная красота'11.

Собственно говоря, каждая особенная культура - это специфическая версия истории (выраженная в мифах, сказаниях, эпосе), трактовка образа жизни в целом, стереотипов поведения в отдельности. Индустриальная культура - это тоже своеобразная версия образа жизни. Но при этом нельзя забывать, что при всем разнообразии традиционных обществ и специфичности индустриализма они имеют общие аспекты функционирования, подобно тем, которые выражены в схеме структуры культуры (см. ч. I, гл. 2).

Итак, в общем виде предмет исследования культурной (социальной) антропологии - сравнительное изучение функционирования и воспроизводства различных культур. Методы и способы анализа могут быть весьма разнообразными как в конкретной процедуре исследования, так и в последующей интерпретации эмпирического материала. Общность людей со специфической культурой может иметь не только этническую основу, хотя очень часто бывает именно так. Специфичность многих элементов культуры возникает в результате почти любого, даже относительного, обособления группы людей. В этом случае необязательно образование какого-нибудь островного государства с временной изоляцией от остального мира, как это было в Японии, или относительной изоляции, как это случилось на Кубе. Достаточно образования общности людей с относительной самостоятельностью. Такая группа может возникнуть в результа-

69

Раздел I. Основные понятия культурной (социальной) антропологии

те исторической ситуации (авиакатастрофа, в результате которой группа людей какое-то время живет изолированно), профессиональной деятельности (летчики, моряки, преступники) или еще по каким-либо причинам. Внутри данной относительно замкнутой группы будут развиваться, обретать свою специфику элементы культуры (особенности языка, ритуалы, приметы и суеверия, будут модифицироваться обряды перехода). Таким образом, появятся групповые культурные различия. Культура в этом случае будет вести себя как развивающийся организм, приобретающий все новые особенности в функционировании. Такое явление наблюдается на микроуровне группы, объединенной каким-либо интересом или признаком, и на макроуровне государства или метакультуры. Наиболее ярко подобные явления видны на примере островных государств, этноконфессиональных общностей и в историческом исследовании культур. И микро-, и макрообщности будут иметь свою культурную идентичность. Если выделенное сообщество людей долгое время живет вместе на одной территории, то культурная идентичность дополняется специфической адаптацией к природным условиям и, возможно, даже своеобразным антропологическим типом в результате антропологической (биологической) диффузии.

На примере анализа ряда основных общетеоретических проблем культурной антропологии и основных направлений исследования (антропологий) автор стремился показать, где это возможно, взаимодействие культуры и биологии, деятельности человека и особенностей природных условий и культуры. В то же время на протяжении всего повествования отстаивалась идея качественного своеобразия культуры и человека как особого типа живого существа. Поэтому естественно данное издание начинается с проблем эволюции всего живого и проблемы качественного своеобразия культурного, общих механизмов развития органического мира, приведших к созданию человека и общества

Примечания

1 См. сведения о многих из них в кн.: Мердок Дж.П. Социальная структура М., 2003. С. 437-477 (прилож. Б).

2 См.: Хсю Ф.Л.К. Базовые американские ценности и национальный характер // Личность, культура, этнос. Психологическая антропология / Под. ред. А.А. Белика. М., 2001. С. 204-239.

70

Часть первая

Глава 3. Современная и традиционная культуры

3 Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. М., 1998.

4 Эйбл-Эйбесфельдт И. Общественное пространство и его социальная роль // Культуры. 1983. ? 1. С. 119-120.

5 Eibl-Eibesfeldt I. Aggression in the Ko-Bushman // Psychological Anthropology. Paris; The Hague, 1975. P. 330.

6 Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990. С. 62.

7 См.: Ioshuda I. A Stranger as God // Ethnology. 1981. ? 2.

8 Фромм Э. Бегство от свободы. С. 106-107.

9 Фромм Э. Иметь или быть? М., 1990. С. 154.

10 См.: Лоренц К. Восемь смертных грехов человечества // Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. М., 1998. С. 45-57. Существенной стороной современной культуры считает индоктринацию и И. Эйбл-Эйбесфельдт. См.: Eibl-Eibesfeldt I., Slaeter F. Indoctrinability, Ideology and War bare. Oxford, 1998.

11 Переслегин С. Следствие по делу о гибели мира // Миры братьев Стругацких. Пикник на обочине. Отель 'У погибшего альпиниста'. Улитка на склоне. М., 1998. С. 614.

Рекомендуемая литература

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995.

Василюк Ф.Е. Психология переживания. М., 1984.

Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. М, 1998.

Розин В. Природа виртуальной реальности. Материальный плацдарм иллюзорной цивилизации // НГ-Наука. 1998. ? 8. Сент.

Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990.

Фромм Э. Иметь или быть? М., 1990.

Хаксли О. Дивный новый мир. М., 1989.

Хаксли О. Двери восприятия. СПб., 1999.

71

Раздел II. ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ, БИОЛОГИЧЕСКОЕ МНОГООБРАЗИЕ ИНДИВИДОВ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Глава 1. Теория эволюции Дарвина

Утверждение принципа развития в органической природе

Идея о том, что органический мир прошел исторический путь развития, встречается еще в трудах древнегреческих мыслителей. В эпоху 'эволюционного прорыва' утверждения идеи развития в органической и неорганической природе (в конце XVIII - начале XIX в.) в 1809 г. вышла книга Ж.Б. Ламарка 'Философия зоологии'. В ней он отмечал, что 'все организмы, населяющие теперь землю, происходят из древних, отличающихся от современных видов, и образовались из них путем постепенной изменчивости'1. Ламарка выразил дух того времени, когда во многих науках господствовала идея исторического развития. Первая половина XIX в. отмечена открытиями в различных областях знания, свидетельствовавших о том, что весь мир (микро- и макро-) есть результат длительных преобразований и трансформаций. Еще в конце XVIII в. И. Кант создал теорию происхождения солнечной системы. В XIX в. разработана 'эволюционная' геология (Ч. Лайель), создана клеточная теория организмов. В XIX в. получила развитие археология, предоставившая данные об ископаемых видах животных и предшествующих периодах жизни человечества. В 1809 г. Ламарк еще не имел достаточных эмпирических данных для подтверждения и убедительного доказательства эволюции органического мира. Он предложил интересную теоретическую конструкцию и выдвинул основной объяснительный принцип эволюционных изменений. По его мнению, наиболее существенную роль в трансформации органи-

72

Часть первая

Глава 1. Теория эволюции Дарвина

ческого мира играли изменения организма, возникавшие в результате 'упражнений' отдельных органов и внешних воздействий, которые передавались последующим поколениям по наследству. Очень часто принцип, предложенный Ламарком, формулируют не совсем корректно как 'наследование приобретенных признаков'. Во-первых, у Ламарка речь шла не о всех приобретенных признаках, а во-вторых, слово 'приобретенное' имеет недостаточно определенное и часто неоднозначное содержание. Более точно основную идею Ламарка можно выразить следующим образом: источник изменений (эволюции) есть активность, особенность деятельности ('упражнения') организма и воздействия внешних условий; эти изменения передаются по наследству следующим поколениям.

Спустя 50 лет Ч. Дарвин вместе с А. Уоллесом предложили иное видение механизмов трансформации организмов. Наиболее полно новый взгляд на эволюцию живых организмов Дарвин изложил в книге 'Происхождение видов' (1859). Основная идея Дарвина состояла в том, что организмы изменчивы и причина этого явления коренится во внутреннем функционировании организмов. Одним из доказательств изменчивости Дарвин считал огромное многообразие органических и растительных форм в рамках одного вида (нет двух совершенно одинаковых кроликов или растений одного вида). Различия, способствующие выживанию организмов, передаются по наследству. Таким образом, более приспособленные (обладающие более благоприятными признаками) выживают и имеют возможность передавать новые формы адаптации последующим поколениям. Изменчивость имеет ненаправленный (случайный) характер; удачные ее варианты, способствующие выживанию особей, фиксируются отбором и наследственно закрепляются. Путем постепенных незаметных изменений организмы трансформируются вплоть до образования новых видов. Таким образом, совокупное действие изменчивости, отбора и наследственности обеспечивает эволюционное развитие органического мира. Особое место в теории эволюции Дарвина, по моему мнению, занимает многообразие форм живых существ в целом и внутривидовое разнообразие в частности. Многообразие органического мира есть основа его развития и важнейшая форма адаптации к внешним условиям. Поэтому целесообразнее говорить не о ненаправленной случайной изменчивости, а о многонаправленной изменчивости, дающей максимальное разнообразие возможностей и являющейся необходимым условием развития.

73

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

Еще одним способом трансформации организмов Дарвин считал отделение или даже относительную изоляцию части вида. Вследствие этого обстоятельства нередко из изолированной части вида в результате собственного пути развития появлялась новая разновидность организмов. Таким образом, из одного вида может образоваться два. Этот процесс получил название дивергенции. Образование специфических видов животных на ограниченных пространствах - очень часто встречающееся явление. Обычно в качестве примера приводят Австралию и даже остров у южной оконечности этого материка Тасманию, так как они долгое время были изолированы от остального мира и эволюция носила там специфический характер. Виды животных и растений, специфические для определенной территории, называются эндемиками. Еще раз хотелось бы подчеркнуть, что такая географически детерминируемая форма видообразования очень широко распространена, и чтобы познакомиться с ней, необязательно ездить в Австралию, а достаточно побывать в Крыму. В середине 80-х годов XX в. на территории этого полуострова существовало богатое разнообразие эндемических растений и, что более удивительно, животных.

Формы адаптации организмов к природной среде могут быть самыми разнообразными. Интересно, что в сходных экологических условиях у животных различных видов, но достаточно близких друг другу, например у ящериц, живущих в сходных природных условиях, но имеющих различные места обитания (Ямайка, Пуэрто-Рико и о. Эспаньола), могут образоваться одинаковые приспособительные морфологические изменения их тела. Бывает и так, что у различных организмов, существующих на одной общей территории с определенной экологической спецификой, складываются однотипные формы приспособления к природным условиям. Такие формы адаптации (или эволюции) называются конвергенцией.

Кроме многонаправленной изменчивости - дивергенции и конвергенции - одним из источников эволюции Дарвин считал специфическую активность организма ('упражнения или неупражнения органов') и воздействие внешней среды. Очень часто, но некорректно данный механизм эволюционных изменений называют наследованием приобретенных признаков. Таким образом, Ч. Дарвин наряду со спонтанной изменчивостью организма в качестве причин изменений выделял специфическую активность существ и воздействие внешних природных условий.

74

Часть первая

Глава 1. Теория эволюции Дарвина

Другими словами, Дарвин использовал и стремился доказать положения Ламарка. Каждый, кто хотя бы просматривал 'Происхождение видов', может только удивляться фантазии, которая до сих пор живет в головах ученых, а именно противопоставлению учения Дарвина идеям Ламарка. Дарвин осознавал сложность стоявшей перед ним задачи - познать принципы развития природы. Он понимал, что человечество делает только первые робкие попытки осмыслить тайны природы. Поэтому он стремился использовать в исследованиях и идеи своих предшественников -Ламарка, Кювье и других ученых.

Ч. Дарвин рассматривал различные факторы, способствовавшие изменениям организмов. Он видел недостаточность только спонтанной изменчивости для объяснения эволюционных изменений, интуитивно чувствуя, что изменения живых организмов должны быть связаны с природными условиями каким-либо видом взаимодействий. Уверенность в этих ощущениях вызывала необходимость объяснить ряд фактов, зафиксированных им лично и другими исследователями. Дарвин следующим образом подводил итог наблюдений над домашними животными и растениями: 'Измененные условия вызывают последствия, передающиеся по наследству, например, изменение периода цветения растений, перенесенных из одного климата в другой. У животных усиленная работа или неиспользование каких-то органов оказывают существенное влияние... Значительное наследуемое развитие вымени у коров и коз в тех странах, где их обычно доят, по сравнению с животными в других странах, представляет, вероятно, другой пример* последствий активной работы организма'2.

Дарвин описал в своей работе различные факторы изменчивости. Среди них - спонтанная изменчивость самого организма. Одним из лучших ее примеров является появление нектаринов среди персиков или махровых роз среди обыкновенных. Дарвин по поводу подобных случаев писал, что 'мы вправе заключить, что природа условий имеет в произведении каждого такого изменения менее значения, чем природа самого организма'3.

Как уже отмечалось выше, Дарвин не ограничивался рассмотрением только этой формы изменчивости, хотя и придавал

* В первом примере речь шла о домашних утках.

75

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

ей существенное и иной раз определяющее значение. Необходимо подчеркнуть, что приведенные ранее положения Дарвина о 'наследовании приобретенного' не оговорка и не случайное положение, а неотъемлемая часть его теории. Пятая глава 'Законы изменчивости' книги 'Происхождение видов' посвящена анализу различных форм изменчивости и соответственно факторов, ее обусловливающих. Особенно интересно введение к главе, где Дарвин определяет случайность (в спонтанной изменчивости) как незнание причин того или иного явления. 'Я до сих пор иногда говорил так, как будто изменения столь обыкновенные и разнообразные у домашних существ и более редкие в естественном состоянии, как будто эти изменения были делом случайности. Это выражение, конечно, совершенно неверно, но оно ясно обнаруживает наше незнание причин изменений в каждом частном случае'4.

Далее Дарвин подчеркивает значение для эволюции внутриорганических и внешних факторов. В каждом случае изменений всего организма и его частей 'участвуют два фактора: природа организма - наиболее важный из двух - и природа действующих условий'5. Касаясь предела действия внешней природы, Дарвин делает интересное замечание: 'Крайне трудно решить, как далеко простирается действие измененных условий, каковы климат, пища и т. д. Есть основания думать, что в прежнее время их действие было значительнее того, какое может быть доказано с полной достоверностью'6.

В последующем изложении Дарвин анализировал различные способы эволюционных трансформаций и намечал некоторые закономерности изменчивости. Он особо выделял 'действие упражнения и неупражнения органов, управляемое естественным отбором', проблему акклиматизации, корреляционную изменчивость и некоторые другие аспекты осуществления изменений в органическом мире. Дарвин обращает внимание на такой сложный адаптационный механизм, как акклиматизация, существующий в органической природе, и отмечает универсальную приспособленность человека к любому климату.

Значительное внимание Дарвин уделял активности (пассивности) организма и ее воздействию на трансформацию особей, передающуюся по наследству. Английский натуралист разбирал несколько наиболее репрезентативных примеров 'наследования приобретенных качеств' у животных в естественных условиях их обитания. Дарвин неоднократно подчеркивал

76

Часть первая

Глава 1. Теория эволюции Дарвина

значимость активности (упражнения) организма для эволюционного процесса. Остановимся лишь еще на двух его высказываниях. 'На основании фактов, приведенных в первой главе, мне кажется, невозможно сомневаться в том, что упражнение нашими домашними животными некоторых их органов укрепило эти органы и увеличило размеры их, а неупражнение, наоборот, их уменьшило, а равно и в том, что подобные изменения передаются по наследству'7. Дарвин показывал, что это явление (упражнение/неупражнение) существует и в естественном состоянии. В конце главы 'Законы изменчивости' он опять возвращался к этому же вопросу: 'Привычка, вызывающая некоторые особенности общего сложения, а также упражнение, усиливающее органы, или неупражнение, их ослабляющее и уменьшающее, по-видимому, во многих случаях обнаруживает свое действие...<...>... в появлении менее глубоких различий между разновидностями и более глубоких изменений видовых'8. Меньшее значение Дарвин отводил внешним природным изменениям, поскольку они приводят к 'колеблющейся изменчивости', но 'иногда сопровождаются и прямым определенным результатом'9, рельефно проявляющимся с течением времени. Итак, основными эволюционными механизмами для Дарвина являлись спонтанная изменчивость организма, специфическая активность существ и в меньшей степени изменение условий существования. Изменчивость, вызванная этими обстоятельствами, закрепляется наследственностью посредством отбора.

Дарвин стремился к познанию неизведанного, объяснению непонятого. Он неоднократно подчеркивал неполноту своих собственных построений и в связи с этим написал главу о недоработках своей теории естественного отбора10. Предметом особо пристального внимания Дарвина являлись закономерности изменчивости. Он с сожалением отмечал, что 'наше незнание по отношению к законам изменчивости глубоко'11. В 1868 г., спустя почти десять лет после выхода 'Происхождения видов', Дарвин опубликовал труд 'Изменения животных и растений в домашних условиях'12, в котором попытался объяснить функционирование изменчивости. Выполнение этой задачи Дарвин возлагал на созданную им теорию пангенезиса.

Дарвин пришел к заключению, что соматические изменения, появляющиеся в результате специфического приспособления организма и упражнения (неупражнения), стимулируют клетки органа-мишени к выделению некоего наследственного

77

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

материала, который он назвал геммулами (или пангенами). Они присутствуют в каждой нормальной или измененной части тела и могут выделяться активным органом (изменяющимся) в кровоток. Циркулируя по телу, они могут попадать в половые клетки и передаваться по наследству последующим поколениям. Таким образом, повышенная активность органа-мишени, вызванная стимулами внешней среды, измененная метаболическая активность ткани-мишени приводят к приспособлению в новых условиях, которое фиксируется в пангенах и попадает в половые клетки.

Создавая теорию пангенезиса, Дарвин стремился ответить на вопрос, как фиксируется и передается по наследству изменчивость, образующаяся в результате 'упражнения/неупражнения' и других внешних воздействий. Положение о том, что такая форма изменчивости присутствует у животных и растений и передается по наследству, Дарвин считал доказанным, многократно подтвержденным фактическим материалом.

Дарвин разрабатывал два направления исследования приспособления организмов - спонтанную изменчивость (внутриорганическая активность) и трансформацию организмов в результате внешних стимулов, которыми являются специфическая активность существ (упражнение-неупражнение) и воздействие природного окружения. Теория пангенезиса является логическим продолжением творческих поисков Дарвина, имеющих своей целью понимание изменчивости. Данная теория нашла понимание у генетиков лишь в 1977 г., т. е. спустя более чем 100 лет. Таким образом, 'Дарвин предвидел не только естественный отбор случайных изменений, но и роль выделяемых телом геммул, записывающих наследуемый эффект, как мы говорим сейчас, на ДНК зародышевой линии'13. Дарвин был творческой личностью, он прекрасно понимал, что наука - поиск, который должен давать все новые ответы на бесконечные вопросы, задаваемые натуралисту-естествоиспытателю Природой. Научный анализ должен быть максимально многогранным, таким же многообразным, как сама жизнь. Ученый отстаивал свою концепцию в спорах с оппонентами, например с Г. Спенсером, но никогда не считал, что его теория свободна от недостатков. Он верил, что в будущем ряд его общих идей найдет более последовательное фактическое подтверждение.

78

Часть первая

Глава 1. Теория эволюции Дарвина

Теория незаметных изменений и 'борьба за существование'

В предшествующем изложении концепции Дарвина мне удавалось избежать использования двух его общетеоретических положений: линейно-количественного понимания эволюции и пресловутой 'борьбы за существование'. И это не случайно, поскольку оба этих положения заимствованы Дарвином у других авторов и очень часто практически не связаны с фактическим материалом о функционировании животных и растений. Особенно это касается борьбы за существование, прежде всего в форме внутривидовой конкуренции. В важнейших главах 'Происхождения видов' (I, II, V, VI), посвященных изменчивости и проблемам трансформации видов, Дарвин этому феномену уделяет немного места. Строго говоря, можно изложить основные формы эволюционных преобразований по Дарвину, не прибегая к субъективистской трактовке органической жизни - 'борьбе за существование'.

Не меньше вопросов и соответственно затруднений вызывает используемая Дарвином однолинейно-прогрессистская схема плавно-количественной эволюции. Согласно таким представлениям органический мир развивался плавно в виде поступательного и непрерывного изменений. Изменения были незначительными ('незаметными для глаза'), но постепенно на протяжении длительного времени организмы трансформировались и на смену старым появлялись новые. Эволюция, таким образом, состояла из незначительных количественных изменений и была однонаправленна: один вид, умирая, давал жизнь другому. Другими словами, эволюция представляет собой прямую линию, отражающую поступательное движение вперед. При этом 'природа не знает скачков', перерывов постепенности. Несмотря на то что в тексте 'Происхождения видов' мы можем встретить некоторые уклонения от такой схемы, все-таки Дарвин полностью разделял концепцию эволюционизма-прогрессизма, распространенную во второй половине XIX в.

Концепция непрерывного плавного эволюционного развития в принципе не может объяснить качественного разнообразия, в изобилии существующего в природе. Подобная схема эволюции предполагала существование в прошлом громадного количества переходных форм, которые так и не были найдены, хотя Дарвин надеялся на это. Данное явление (отсутствие фактических дока-

79

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

зательств непрерывности эволюции) Дарвин рассматривал в качестве наиболее существенного недостатка своей теории. Кроме того, факты, касающиеся развития органического мира, свидетельствуют больше в пользу многолинейной и неравномерной эволюции. Например Земля, после длительного застойного периода органической жизни, примерно 530 млн лет назад, в порыве биологической экспансии за относительно короткий период времени обогатилась множеством сложных растений и животных. Это явление получило название 'кембрийский взрыв'. По меткому замечанию М. Бейджента, 'Земля превратилась из тихой деревенской улочки в Пиккадили в час пик'14. В настоящее время нет ископаемых свидетельств длительной предшествующей эволюции.

Примерно 190 млн лет назад началась эра динозавров, продолжавшаяся 125 млн лет. Их неожиданное исчезновение около 65 млн лет назад до сих пор не получило объяснения. Впоследствии органический мир не раз испытывал потрясения в связи с резкими изменениями климата. Периоды потрясений сменялись относительно длительными периодами стабильности и 'незаметного' развития. Поэтому вполне логично предположить, что органический мир развивался по двум направлениям: путем резких ускорений, бурного видообразования и относительно плавной эволюции, сопровождавшейся адаптивными изменениями. В то же время эволюция носила многолинейный характер. Одни виды были подвержены трансформации, а другие оставались стабильными и по сей день почти не изменились, например устрицы и двустворчатые моллюски за 400 млн лет своего существования. Целакант и двоякодышащие рыбы в неизменном состоянии живут уже 300 млн лет; возраст акулы - 150 млн лет. Осетры, аллигаторы имеют стабильные формы уже 100 млн лет. И еще одно интересное обстоятельство. Примерно 55 млн лет назад появились многие группы млекопитающих, слабо изменившихся с тех пор (львы, медведи и т. д.). И особенно любопытно то, что они появились одновременно в Азии, Южной Америке и Южной Африке. Таким образом, эволюция органического мира была неравномерной и многолинейной. Многолинейность предполагает параллельность, а не только последовательность в эволюции; она также включает в себя возможность отсутствия развития (стабильность) наряду с наличием изменений и трансформации.

Но все же наиболее существенный недостаток линейно-плавной схемы Дарвина состоит в следующем обстоятельстве.

80

Часть первая

Глава 1. Теория эволюции Дарвина

Малозаметные, незначительные изменения не дают преимуществ в естественном отборе. Почему тот или иной организм должен получать преимущества, если тот или иной орган или образование находятся только в зачаточном состоянии? Очень трудно представить себе в соответствии с данной схемой появление какого-либо сложного или качественно нового образования. Дарвин осознавал глубину данной проблемы. Он честно признавался, что не в состоянии объяснить, как появился, например, глаз. Отметим также, что ряд примеров спонтанной изменчивости, которые Дарвин использовал в 'Происхождении видов', например появление махровой розы среди обыкновенных, как раз отражают заметное изменение.

Невозможность отразить качественное своеобразие в эволюционной теории Дарвина оказала существенное влияние на понимание роли человека в развитии органического мира и соответственно на проблему антропогенеза. Поэтому человек, согласно Дарвину, представляет собой очередной вид, обладающий лишь количественными отличиями от родственных ему животных. Различия между человеком и животными английский натуралист усматривал только в степени интенсивности выражения их свойств, а не в возникновении нового качества или качеств, присущих людям. Это положение распространялось и на интеллектуальную активность человека. 'Как бы ни было велико умственное различие между человеком и высшими животными, они только количественные, а не качественные'15, - писал Дарвин.

На примере квалификации человека, отличающегося только количественными признаками от животных, наиболее ярко проявляется невозможность посредством теории плавных изменений отразить качественное своеобразие вообще. Ведь волк отличается от зайца не только количественными признаками, а иным качеством осуществления своей жизнедеятельности. Так же и вертикальное положение тела человека есть иное качество по сравнению с остальным животным миром, а не только степень интенсивности проявления количества. Прямохождение либо есть, либо его нет. Поэтому в своей работе 'Происхождение человека и половой отбор' Дарвин не смог решить проблему антропогенеза. Он пытался применить для этого модифицированную форму естественного отбора - 'половой отбор', но потерпел здесь неудачу, так как предложенное им объяснение не соответствовало фактическому материалу. Да и, строго говоря, особой проблемы 'происхождения человека' для теории плавной эволюции

81

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

нет, просто произошли изменения в степени интенсивности. А культуру, особые формы социальной организации Дарвин считал инстинктами, наследственно закрепленными в индивидуальном организме. Почти все, что есть в обществе, - плод наследственности. 'Касательно будущих поколений, нет причины бояться ослабления общественных инстинктов, и мы вправе ожидать, что добродетели разовьются и станут, может быть, постоянными благодаря наследственности'16.

'Естественный отбор' Дарвина в основном продукт его наблюдений за культурными растениями и домашними животными, которые являются полем деятельности человека и его экспериментов. Но исчерпывает ли предложенная им форма отбора все многообразие взаимодействий, существующих в природе? Вряд ли можно ответить на этот вопрос утвердительно.

И наконец, еще одним 'теоретическим' принципом концепции Дарвина была 'борьба за существование'. 'Борьба всех против всех' - это идея английского философа Т. Гоббса. Он абсолютизировал конкурентную борьбу и всячески отстаивал идею о том, что всеобщая враждебность людей друг к другу - их естественное состояние. Несколько позднее Т. Мальтус объяснял неравенство людей несоответствием их количества, которое растет в геометрической прогрессии, количеству материальных благ, растущих в арифметической прогрессии. Данное очень спорное положение имеет в основном политическую и идеологическую направленность, хотя в одном (ограниченность ресурсов на Земле) Мальтус был безусловно прав, предвосхитив будущую ситуацию, которая в последние десятилетия XX в. получила название глобального экологического кризиса. Он вызван бесконечно растущими потребностями промышленности и ограниченными ресурсами нашей планеты.

Как соотносятся положения Гоббса и Мальтуса с организацией жизнедеятельности в органическом мире? Дарвин считал, что они адекватно описывают ситуацию, сложившуюся в мире растений и животных. Особую роль он отводил внутривидовой конкуренции, борьбе особи со 'всем остальным миром'. Внутривидовая конкуренция должна носить особенно беспощадный и ожесточенный характер ('правда, по мнению Ю.М. Плюснина, -он сам не смог указать ни одного [ее] примера и до сих пор этого никто не сделал')17.

Фактическим доказательством 'борьбы за существование' никто и не занимался. Данное положение носило характер поли-

82

Часть первая

Глава 1. Теория эволюции Дарвина

тической или идеологической аксиомы (или догмы), соответствовавшей духу времени. Механически соединенное с остальным текстом 'Происхождения видов', оно должно было еще раз продемонстрировать 'естественное' происхождение общественного мироустройства, в котором в то время Британская империя господствовала и вела 'войну против всех' в самом прямом смысле этого слова. Интересно и демонстративно в этом аспекте полное название книги Дарвина 'Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение избранных пород (рас)* в борьбе за существование'. Не трудно догадаться, что к избранным породам (расам) относилась и английская аристократия. Правда, в тексте книги ничего нет об избранных видах животных (человек также рядовое животное). Как раз наоборот, в исследовательской части речь идет о спонтанной изменчивости, влиянии среды и упражнений/неупражнений. Но удачно выбранный заголовок - лишь половина успеха книги. Особое внимание хотелось бы обратить на то, что речь идет об избранных (favoured), а не отобранных (selected).

Необходимо отметить, что Дарвин ощущал неуместность, определенную искусственность применения формулы 'борьба за существование'. При анализе процессов, происходящих с животными и растениями, он все время подчеркивал, что ситуацию можно описать без указанной формулировки. Например, можно сказать, что растение борется с засухой, а можно, что его жизнь зависит от влажности18. Ощущая искусственность формулировки, Дарвин пытался уточнить значение термина 'борьба за существование' в широком и метафорическом смысле, еще более запутывая ситуацию.

Третья глава 'Происхождения видов' - 'Борьба за существование' - занимает всего 12 страниц текста (при объеме книги 500 страниц), но она привлекла непропорционально огромное внимание критиков и заслонила исследовательскую часть труда Дарвина. В этой главе не приводится никаких доказательств 'борьбы'. Единственная отсылка к эмпирической реальности состоит в указании на огромную плодовитость ряда видов животных, которых якобы ограничивает борьба. При этом Дарвин ведет речь о потенциальной плодовитости, а не о реальной. В то же время в последующем анализе Дарвин во многом отрицает значение

* race (англ.) - раса, народ, племя, порода.

83

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

предложенного принципа (см.  'Природа препятствий, задерживающих размножение' и 'Сложные соотношения между всеми животными и растениями в борьбе за существование').

Декларируя 'борьбу' ('...битвы следуют за битвами с постоянно колеблющимся успехом'), Дарвин тем не менее приводит примеры сложной взаимосвязи и взаимодействий насекомых, растений и животных, которые регулируют количество особей и тех и других. И уж совершенно отсутствует фактический материал в центральном по смыслу параграфе 'Борьба за существование особенно упорна между особями и разновидностями того же вида'. Дарвин смог написать на эту тему всего две страницы, без конца повторяя, что битва идет за битвой19.

Таким образом, принцип 'борьба за существование' Дарвин искусственно, механически встроил в свое исследование. Этот принцип не имеет фактического обоснования и четкой формулировки. Более того, он противоречит данным о жизни животных и их взаимодействий с растениями. Важнейшей отрицательной чертой концепции Дарвина является его абстрактно индивидуалистический подход к эволюции, рассмотрение всего процесса с позиции абстрактной особи, 'борющейся за свое существование', особи без пола, возраста и индивидуальных особенностей поведения. Все работы, посвященные поведению животных, точнее их выводы, Дарвин игнорировал. И до выхода его основного труда и после были опубликованы работы, посвященные различным формам организации жизни животных. Например, в 1844 г. издана книга Р. Чамберса 'Следы естественной истории творения', а незадолго до смерти Дарвина вышел фундаментальный труд А. Эспинаса 'Социальная жизнь животных'. Были и другие исследования. Они косвенно опровергали 'робинзонаду' Дарвина, так как объектом исследования в них выступали общности и сообщества живых существ. Доминантной чертой образа жизни животных у этих авторов была 'организованная' жизнедеятельность (не исключавшая конфликтов) и в достаточной степени органичное взаимодействие с другими живыми существами. Не случайно, видимо, ряд примеров, используемых Дарвиным для иллюстрации 'борьбы', противоречит этому принципу, поскольку они заимствованы из книг авторов, которые важную роль отводили сотрудничеству.

Весьма отрицательным моментом в использовании принципа 'борьба за существование' является внесение в органический мир 'субъективности' и субъективизация процессов, происходя-

84

Часть первая

Глава 1. Теория эволюции Дарвина

щих в нем. Дарвин отдавал себе в этом отчет, но, хотя можно выразить процессы, происходящие в мире живого другими словами, он выбрал все же формулировку 'борьбы', семантически не соответствующей содержанию взаимодействий, происходящих в органическом мире. Получается так, что каждая особь сознательно ведет борьбу с кем-то, борьбу смертельную и беспощадную. Но такой формы отношений нет во внутривидовых сообщностях, животные одного вида не убивают друг друга. Правда, одни, более слабые, по различным причинам умирают, другие выживают. Но сильнейшие не борются со слабейшими или более слабыми. Конечно, одни виды убивают других и соответственно питаются ими. Но разве зайцы борются за существование с волками? Человек ежедневно поедает огромное множество живых существ. Но мы не называем это борьбой за существование. Безусловно, в природе имеются различные формы регуляции рождаемости, а живые существа стремятся к выживанию. Иной раз, глядя на дерево, которое каким-то чудом выросло на трещинах кирпичной кладки старого дома, мы думаем о борьбе за выживание. Но дерево-то просто растет в том месте, куда попали семена. Живые существа включены в сложнейшую систему взаимодействий с природными условиями и непознанными человеком способами получают информацию о будущих событиях. Так, медведи заранее 'знают', точнее предчувствуют, какая будет зима (холодная или мягкая), и соответственно выбирают место для берлоги. Перед цунами в Юго-Западной Азии в декабре 2004 г. животные заранее знали о предстоящем бедствии и ушли на возвышенности. Видимо, нецелесообразно применять термин 'борьба за существование' и в случаях взаимоотношений животных с природными условиями. В этом случае речь идет не о 'борьбе', а о приспособлении, адаптации, трансформации и включенности в различные цепочки взаимодействий.

Идея о том, что нельзя рассматривать какое-либо существо по отдельности, уже 'витала в воздухе' в 70-80-х годах XIX в. в связи с публикациями о жизни 'сообществ' животных. Она последовательно реализовалась в экологическом рассмотрении существования живых организмов в единстве с неживой природой. Термин 'экология' (от греч. oikos - дом) в XIX в. ввел в научный оборот Э. Геккель. На рубеже веков появилось понятие 'популяция', обозначающее относительно замкнутую совокупность особей одного вида, живущих на определенной территории. В начале XX в. возникло понятие 'биоценоз' (от греч. bios -

85

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

жизнь, koinos - вместе), которое включает в себя все популяции разных видов организмов, живущих на определенной территории. Взаимоотношения между сообществами живых организмов и неорганической средой на территории проживания (озера, рощи, леса с болотами и т. д.) получили название 'биотоп'. Еще позднее были обоснованы понятия 'экосистема' (А. Гексли, 1935) и 'биогеоценоз' (В.Н. Докучаев, 1942). Данные понятия близки по содержанию друг другу и акцентируют наше внимание на единстве живой и неживой природы, существующей в динамическом равновесии. Экосистема - это совокупность взаимодействующих живых организмов и условий среды, функционирующих как единое целое вследствие обмена веществом, энергией и информацией. Это особая согласованно-организованная форма сосуществования живых организмов и окружающей среды. Эволюционируют не отдельные особи, а экосистемы посредством длительного приспособления популяций различных видов друг к другу и к окружающей среде.

При таком подходе совершенно в ином свете представляются содержание, смысл и направленность эволюции. Предложенная Дарвиным концепция является теорией не эволюции, а адаптации. Дарвин обосновал и вслед за Ламарком предложил различные формы адаптации, приспособления и наметил дальнейшие пути изучения данной проблемы. Нельзя забывать при этом, что, по крайней мере, половина XX в. прошла под знаком доминирования модифицированного дарвинизма, а экологический подход получил развитие и популярность лишь с 60-х годов XX в. в связи с началом глобального экологического кризиса.

Общая оценка концепции Чарльза Дарвина

Оценивая концепцию Ч. Дарвина, в качестве ее безусловных достижений необходимо рассмотреть положение о разнообразии и изменчивости как о фундаментальном качестве живого. Стремление к разнообразию, видимо, является определяющим качеством жизни вообще. Эта идея явным и неявным образом присутствует как в самых различных частях труда 'Происхождение видов', так и в других произведениях Дарвина. Исходя из факта бесконечного разнообразия природы, Дарвин выделял три направления изучения изменчивости разнообразия: 1) спонтанную изменчивость, порождаемую организмом; 2) разнообразие,

86

Часть первая

Глава 1. Теория эволюции Дарвина

имевшее своим источником упражнение/неупражнение органов (другими словами, связанное со спецификой действий организма); 3) изменчивость, возникшую под воздействием внешних природных условий. С последним аспектом познания разнообразия тесно связаны открытые Дарвином явления дивергенции и конвергенции. Следует также иметь в виду, что Дарвин стремился выстроить целостную систему адаптаций организмов, включавшую как внутриорганические механизмы приспособления, так и внешние воздействия. Труды Дарвина и по сей день остались интереснейшим источником эмпирических данных о жизни животных и растений в различных уголках земного шара.

При этом нельзя забывать, что теория плавных изменений, преложенная Дарвиным для объяснения происхождения видов, не в состоянии объяснить появление чего-либо качественно определенного и достаточно сложного. Она лишь описывает количественные изменения. Кроме того, плавные изменения не соответствуют фактическому развитию мира живого в прошлом, в котором в действительности периоды бурного развития сменялись эпохами стабильности (незначительных изменений). Именно к периодам стабильности в большей степени применима теория плавных изменений Дарвина, которую точнее можно назвать теорией адаптаций. В то же время нельзя принять использование (довольно искусственное) Дарвиным вненаучного принципа 'борьба за существование', заимствованного у Т. Гоббса и Т. Мальтуса в качестве единственного способа характеристики ситуации в органическом мире. Не отрицая конфликтов и противоречий, имеющих место в органическом мире, все-таки надо признать ведущую роль кооперации и коммуникации в функционировании и развитии органического мира, а также существование альтруистического поведения и аффективных связей между особями у живых существ. В природе на различных уровнях взаимодействия существуют силы отталкивания и притяжения. Причем последние (особенно на молекулярном уровне) обеспечивают функционирование целостных сложных образований, коими являются и белковые молекулы. Кооперация и коммуникация осуществляют жизнедеятельность существ в форме сообществ, которые и являются, видимо, единицей и субъектом эволюционного развития. Этого (организации в сообщества) принципиально не замечал Дарвин. Для него единица эволюции - абстрактная особь, которая ведет битву за битвой...

87

Раздел II Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

В 90-х годах XX в. и в начале XXI в. ряд исследователей-биологов провели критический анализ теории эволюции Дарвина. Наиболее всеобъемлюще и разносторонне указанная проблема представлена в исследовании В.А. Красилова 'Нерешенные проблемы теории эволюции' (1986). Трансформации подходов в современной генетике и новому видению эволюционного процесса посвящена монография М.Д. Голубовского 'Век генетики: эволюция идей и понятий' (2000). Попытку обосновать новый подход к созданию теории эволюции представляет собой работа Э. Галимова 'Феномен жизни: между равновесием и нелинейностью. Происхождение и принципы эволюции' (2001)20. Последнее исследование интересно тем, что в нем рассмотрена оригинальная теория эволюции (комбинаторной эволюции) и приведен конкретный анализ концепции Дарвина, которую Э. Галимов исследует как теорию адаптации. Вообще особенность развития науки в начале XXI в. состоит в достаточно пристальном внимании к происхождению и развитию живых существ, особенностям их функционирования.

Дарвин не смог создать теории эволюции, но он сделал многое для того, чтобы последующие поколения ученых осуществляли попытки в этом направлении. При этом не следует забывать, что именно Дарвину принадлежит идея о развитии в органическом мире, хотя он и не дал всеобъемлющего объяснения этому процессу. Поэтому нельзя согласиться с диаметрально противоположными оценками роли теории Дарвина, существующими в современной научной и научно-популярной литературе; ни с абсолютизацией негативных аспектов его учения и иной раз превращения его в демоническую фигуру, виновную во всех бедах XX в.; ни с превращением теории эволюции в своего рода культ и предмет веры, а не разума и критического исследования. Не соответствует реальности и противопоставление Дарвина и Ламарка.

В заключение еще раз сформулируем основные положения - итоги анализа теории эволюции Дарвина.

1. Все творчество Дарвина отличается поиском новых подходов к изучению и объяснению процессов изменения, происходящих в органическом мире. Совокупность эмпирических данных, представленных в книге 'Происхождение видов', доказала правильность положения об эволюции в органическом мире и утвердила эту идею в науке.

2. Ч. Дарвин наметил и использовал в своих трудах три направления изучения изменений в органическом мире:

88

Часть первая

Глава 1. Теория эволюции Дарвина

1) изменчивость внутриорганического характера; 2) изменчивость в результате упражнения/неупражнения органов, т. е. специфики деятельности организма; 3) воздействие внешних природных условий. Английский натуралист не исключал более значительного воздействия природного фактора в предшествующие исторические эпохи.

3. Ч. Дарвин предложил способ закрепления, фиксирования в наследственности внешних воздействий - 'теорию пангенезиса', которая была подвергнута резкой критике его современниками. Эта теория частично была подтверждена лишь в конце XX в.

4. Линейно-поступательная эволюция 'незначительных изменений' оказалась не в состоянии описать реальный процесс развития в органическом мире. Следует признать, что процессы трансформации в природе идут неравномерно и параллельно, а не последовательно, образуя как бы единую линию. Отмечены случаи возникновения сходных видов в различных регионах мира. Кроме этого, определенная часть живых существ остались неизменными почти с момента возникновения.

5. Принцип 'борьба за существование' есть субъективизация процесса эволюции, внесение в него некоторой субъективности. Этот принцип не соответствует фактическим данным о жизнедеятельности особей в органическом мире.

6. Процесс развития в органическом мире сверхсложен, в настоящее время предлагаются различные способы его объяснения. Наиболее интересной и, по-видимому, достаточно продуктивной является 'экологическая версия', делающая акцент на системно-гармоническом взаимодействии организмов, растений и неживой природы.

Примечания

1 Геккель Э. Мировоззрение Дарвина и Ламарка. СПб., 1909. С. 9.

2 Дарвин Ч. Происхождение видов. М.; Л., 1935. С. 122-123.

3 Там же. С. 122.

4 Там же. С. 233.

5 Там же.

6 Там же. С. 233-234.

7 Там же. С. 235.

8 Там же. С. 259.

9 Там же.

89

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

10.См.: Дарвин Ч. Затруднения, встречаемые теорией // Дарвин Ч. Происхождение видов. Гл. V. С. 261-298.

11 Там же. С. 259.

12 См.: Дарвин Ч. Изменения животных и растений в домашнем состоянии. М., 1941.

13 Стил Э., Линдли Р., Бландэн Р. Что, если Ламарк прав? Иммуно-генетика и эволюция. М., 2002. С. 25.

14 Бейджент М. Запретная археология. М., 2004. С.11

15 Дарвин Ч. Сочинения. М., 1953. Т. V. С 239.

16 Там же. С. 238.

17 Плюснин Ю.М. Проблема биосоциальной эволюции. Новосибирск, 1990. С 101.

18 Дарвин Ч. Происхождение видов. С 171.

19 Там же. С. 181-182.

20 Красилов В.А. Нерешенные проблемы теории эволюции. Владивосток, 1986; Голубовский М.Д. Век генетики: эволюция идей и понятий. СПб., 2000; Галимов Э. Феномен жизни: между равновесием и нелинейностью. Происхождение и принципы эволюции. М' 2001. См. также: Суходолец В.В. Генетическая теория вертикальной эволюции. М., 2004.

Рекомендуемая литература

Бейджент М. Запретная археология. М., 2004.

Галимов Э. Феномен жизни: между равновесием и нелинейностью.

Происхождение и принципы эволюции. М., 2001.

Геккель Э. Мировоззрение Дарвина и Ламарка. СПб., 1909.

Дарвин Ч. Происхождение видов. М.; Л., 1935 (М, 1991).

Дарвин Ч. Происхождение человека и половой отбор. Сочинения. М., 1953. Т. V.

Дарвин Ч. Изменения животных и растений в домашнем состоянии. М., 1941.

Плюснин ЮМ. Проблема биосоциальной эволюции. Новосибирск, 1990.

90

Часть первая

Глава 2. Эволюция и генетика

После Дарвина

Предварительно, в самых общих чертах, рассмотрим изменения в науке, которые произошли в конце XIX в. - первой половине XX в. После смерти Дарвина последовательное развитие получила его идея о спонтанной изменчивости. К положениям же о внешнем воздействии и столь любимому Дарвиным значению влияния упражнения и неупражнения (или 'наследования приобретенного') исследователи обратились лишь в 70-х годах XX в. Были получены интересные результаты, подтверждавшие правоту Ламарка и Дарвина. Большинство биологов и особенно генетиков в течение почти всего XX в. считали, что Дарвин противостоял Ламарку, и в его теории эволюции не было места иным формам изменчивости, нежели спонтанной и ненаправленной. Правда, иногда ученые вспоминали, что была у Дарвина теория 'пангенезиса' - совершенно неверная концепция, от которой он отказался. Таким образом, от наследия Дарвина, творческого и пытливого исследователя-натуралиста, осталась лишь часть его концепции, да и она претерпела определенные изменения.

На смену теории происхождения видов Дарвина пришел дарвинизм, а затем неодарвинизм. В любимом ритуальном заклинании современных фундаменталистов-неодарвинистов Р. Докинса и Д. Деннета - 'Эволюция идет только путем естественного отбора случайных мутаций' - очень мало Дарвина. Не было у него 'только путем отбора случайных мутаций', да и мутации в генетике не соответствуют его 'незначительным' изменениям, а случайность Дарвин трактует иначе, чем классические генетики. Правда, в неодарвинизме широко представлены неудачные аспекты теории эволюции Дарвина, например индивидуалистический подход ('эгоистический ген') и, конечно, же бесконечная битва особей (или даже генов) за репродуктивный успех. Субъективность, точнее личностное, осознанное начало, привнесенное в органическую природу в виде 'борьбы за существование' Дарвином, превратилась у Докинса в борьбу уже эгоистических генов, жаждущих своего бесконечного умножения, копирования и на самом деле управляющих эволюцией. Таким образом, не следует смешивать дарвинизм и неодарвинизм с теорией эволюции Дарвина.

91

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

Весьма убедительным доказательством и одновременно демонстрацией различия между взглядами Дарвина и Ламарка и (нео)дарвинизмом и неоламаркизмом являются определения, данные последним двум течениям в современных биологических словарях и энциклопедиях. Авторы книги 'Что, если Ламарк прав?' Э. Стил, Р. Линдли и Р. Блондэн приводят основные положения статей 'Дарвинизм', 'Неодарвинизм', 'Неоламаркизм' из пяти известных англоязычных биологических энциклопедических словарей (Oxford Dictionary of Biology, 1996; Penguin Dictionary of Biology, 1994; Collins Dictionary of Biology, 1995; Hendersen Dictionary of Biological Terms, 1995; Mc Grant-Hill Dictionary of Bioscience, 1997). Во всех этих источниках концепция Дарвина сводится только к спонтанной изменчивости и отбору идеи Ламарка, т. е. в целом к несостоятельным представлениям о наследовании приобретенных признаков. В приведенных выше источниках ни слова не говорится о других формах изменчивости по Дарвину и более сложных представлениях Ж.Б. Ламарка. И лишь в двух словарях в отдельной статье упоминается (!) теория пангенезиса как нечто ошибочное и чужеродное дарвинизму1.

В последние десятилетия XIX в. наряду с живейшим интересом к проблеме эволюции и происхождения человека предметом пристального внимания стал вопрос о том, каким закономерностям подчиняются наследственные признаки. Проблема наследования приобрела относительную самостоятельность и постепенно образовала отдельную область исследования. Первые попытки выяснить закономерности наследования признаков сделал Г. Мендель еще в 1865 г., но они остались незамеченными научным миром. В 1900 г. Чермак, Корренс и де Фриз независимо друг от друга открыли (точнее переоткрыли) законы наследования отдельных признаков. В 1906 г. учение о наследственности стало называться генетикой. Благодаря исследованиям химической основы жизни в 1869 г. были выделены, а в 1889 г. получили свое название нуклеидовые кислоты. В первые десятилетия XX в. были открыты ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота) и РНК (рибонуклеиновая кислота), которые составили химическую основу наследственности. Впоследствии ученые выяснили определяющую роль ДНК в передаче наследственной информации. И наконец, была создана хромосомная теория наследственности, согласно которой все наследственные изменения сводятся только к мутациям. Источник изменений находится внутри организма, точнее, генетической системы организма. (Все наследственные

92

Часть первая

Глава 2. Эволюция и генетика

изменения вызваны локальными изменениями в структуре ядерных хромосомных генов.) В хромосомной теории наследственности было два основных положения: а) весь генетический материал хромосом состоит из генов (вся ДНК имеет информативную функцию); б) геном - как перечень генов - тождествен генотипу.

В 1953 г. Уотсон и Крик предложили модель двойной спирали ДНК. Согласно этой модели ген можно представить как некоторую единицу нуклеиновой кислоты, а его основную функцию - как перевод информации, заложенной в данном отрезке ДНК, в специфическую структуру соответствующего белка. Несколько позднее была сформулирована 'центральная догма молекулярной биологии', которая гласила, что переход наследственной информации возможен только от ДНК к РНК и далее от РНК - в специфический белок. Упрощенно это можно представить схемой ДНК -> РНК -> белок. Другими словами, была упрощена и подтверждена идея о том, что источник изменчивости лежит лишь внутри ДНК и что нет обратной связи с внешней (по отношению к ДНК) средой. Таким образом, на уровне молекулярной биологии был утвержден тезис о единственном источнике изменчивости.

Но основная догма молекулярной биологии, так же как и принципы хромосомной теории, были подтверждением, продолжением и новыми формулировками 'барьера Вейсмана', предложенного в 1885 г. и направленного против теории пангенезиса Дарвина. А. Вейсман провозгласил существование барьера между половыми и соматическими клетками. Этот барьер защищал половые клетки как носителей наследственности от любого изменения тела, в том числе от упражнения/неупражнения и влияния природных условий. Вейсман провозгласил, но не доказал свой тезис. Длительную серию опытов по отрезанию хвостов у молодых крысят в последующем ожидании рождения бесхвостого поколения никак нельзя отнести к опровержению тезисов Ж.Б. Ламарка. Согласно идеям последнего наследоваться могут только модификации, индуцированные ответом организма на условия среды. Вейсман впоследствии отказался от абсолютизации своего 'барьера'. Он пришел даже 'к мнению о возможности внешних влияний' и сформулировал условия, при которых его принцип применим. Но, увы, на его предостережения научный мир не обратил никакого внимания и большую часть XX в. торжествовала догма, названная его именем 'барьер Вейсмана'. Наиболее просто идеи 'вейсманизма' можно сформулировать

93

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

следующим образом: 'Теория непрерывности зародышевой плазмы... предполагает, что содержимое репродуктивных клеток (сперматозоидов, яйцеклеток) переходит неизменным от одного поколения к следующему незатронутым никакими изменениями остальных частей тела. Таким образом, эта теория исключает любую возможность наследования приобретенных признаков и становится фундаментом неодарвинистских теорий'2.

Вот так в очередной раз научное сообщество по-своему распорядилось идеями ученого, в данном случае Вейсмана. Впоследствии его положение, как уже отмечалось, было закреплено в хромосомной теории наследственности (прежде всего Морганом). Особый акцент был сделан на случайный характер мутаций как единственный источник изменений и соответственно эволюции (в неодарвинизме). Внутренние мутации не связаны ни с какими внешними воздействиями и не могут быть вызваны чем-либо извне. Последнее положение особенно удивляет, поскольку еще до Второй мировой войны были обнаружены мутагены - факторы, способствующие мутациям. Но все, противоречившее догмам генетики, игнорировалось или считалось малозначительным. Вообще никто не отрицал внутриорганической изменчивости, но данная догма не только подтверждала возможность изменений посредством мутаций, но и отрицала любую иную точку зрения на проблему наследственности и, следовательно, эволюции. Всех несогласных с ней объявляли еретиками и подвергали гонениям. Строго говоря, формулировка 'барьер Вейсмана' используется после смерти автора и, особенно в модификации Моргана, выходит за рамки науки и разума вообще. Это типичное проявление культа или идеологии. Нередко уверяют, что 'ламаркистский путь' исследования был скомпрометирован известной дискуссией Лысенко против генетики. Но это был пример вмешательства политической бюрократии в дела науки, который не снимал проблемы познания изменчивости. Но ведь не Лысенко довел до самоубийства австрийского ученого П. Каммера, который в 20-х годах XX в. пытался доказать правоту Ж.Б. Ламарка в серии экспериментов с 'жабами-повитухами'. Он был обвинен в фальсификации результатов (совершенно необоснованно) профессором Кембриджского университета В. Бэтсоном и практически отлучен от науки. По признанию ряда ученых, после этого случая они психологически не могли разрабатывать идеи, не подходившие под догмы генетики.

94

Часть первая

Глава 2. Эволюция и генетика

Несмотря на столь трагические обстоятельства биологическая наука развивалась, постепенно добиваясь все новых результатов. Это касалось развития теории клетки, химической основы жизни. Вносила разнообразие и популяционная генетика (генетика общностей организмов одного вида, существующих на определенной территории). Начало такому способу рассмотрения проблемы наследования и эволюции было положено в 1909 г. Впоследствии популяционный подход стал полноправной частью генетики. В его рамках стало возможным исследование взаимодействия организмов с точки зрения передачи наследственных признаков. Были открыты различные количественные закономерности, а эволюция рассматривалась как нарушение генетического равновесия в популяции.

Немаловажным аспектом популяционной генетики оказалось положение о том, что одна случайная положительная адаптивная особенность не ведет к эволюционному выигрышу. И, наоборот, по мнению К. Вилли и В. Детье, 'одна группа организмов может выжить, несмотря на наличие у нее невыгодного признака... В эволюции один-единственный дефект совсем не обязательно ведет к проигрышу, а одна хорошо адаптированная особенность - к выигрышу. В конечном итоге, сохраняются и производят следующее поколение те организмы, все свойства которых, взятые в совокупности (курсив мой. - А. Б.), делают их несколько приспособленнее для выживания и продолжения рода'3. Таким образом, в генетике популяций речь идет о совокупности свойств особей, составляющих территориальную общность. Кроме того, популяция живых существ может долгое время находиться в стабильном, генетически равновесном состоянии. Другими словами, периоды нарушения равновесного состояния (эволюции, изменений) скорее исключение, нежели правило, исходя из наблюдений.

Несмотря на все догматические запреты, во второй половине XX в. был выделен ряд факторов, вызывающих мутацию. Это прежде всего радиационное облучение, химическое воздействие различных видов, а также достаточно сильные изменения температуры и стресс. В принципе уже этого было достаточно для того, чтобы хотя бы скорректировать и понимание эволюции, и, особенно, непроницаемость внутриорганической системы наследственности. Достаточно сложно обстояло дело и с мутациями в естественных условиях. Оказалось, что их очень мало и что в настоящее время они не оказывают

95

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

никакого влияния на эволюцию, т. е. было получено еще одно подтверждение того, что мы существуем в эпоху относительной стабильности при отсутствии видообразования, в период медленной, едва заметной эволюции. В фундаментальном труде К. Вилли и В. Детье 'Биология (биологические процессы и законы)' (1971) содержится важный вывод о роли мутаций: 'Однако мутации, возникающие как в естественных, так и в лабораторных популяциях, в большинстве случаев являются "вредными", т. е. приводят к таким фенотипическим изменениям, которые уменьшают шансы на выживание'4. Интересно, что в научных трудах и, в первую очередь, в учебниках для вузов мутации в основном рассматриваются в качестве причин всякого рода патологий. В одном из последних учебников, который называется 'Генетика человека' (2004), вновь повторяется та же оценка мутации, что и у Вилли и Детье. В.А. Шевченко, Н.А. Топорнина, Н.С. Стволинская, с одной стороны, отмечают редкость такого явления, как мутации, а с другой -утверждают, что 'почти все вновь возникающие мутантные гены селективно отрицательны...'5.

Из данного положения следует, по крайней мере, два важнейших вывода. Первый: любимая формула неодарвинистов 'случайные мутации + естественный отбор' неправомерна. И второй, более существенный: понятие 'мутация' употребляется в генетике в различных смыслах и описывает самые различные формы изменений и изменчивости (необходимо дифференцировать виды мутаций). К. Вилли и В. Детье по-своему объясняют ситуацию с отрицательным влиянием мутаций: 'Современные растения и животные представляют собой результат длительного процесса естественного отбора, сохранившего наиболее благоприятные мутации; они высокоспециализированны и хорошо приспособлены к своей среде. Поэтому дальнейшие мутации гораздо чаще будут неблагоприятными, чем полезными'6. В связи с таким видением проблемы возникает вопрос: такое положение с мутациями было всегда или только в современную эпоху стабильности органического мира? И вообще, были ли эти случайные мутации фактором эволюции? Может быть, негативные мутации есть обратная сторона стабильности вида?

96

Часть первая

Глава 2. Эволюция и генетика

Современные представления о механизмах наследования

После Второй мировой войны продолжились исследования в области молекулярной биологии, цитологии, а также вирусологии. В 1951 г. Б. МакКлинток открыла возможность проницаемости 'барьера Вейсмана' и воздействия на генетическую систему через цитоплазму. Долгое время результаты ее исследований игнорировались. Но в 1983 г. ее открытие было отмечено Нобелевской премией. Она первой открыла класс неканонических наследственных изменений и мобильные гены. Интересно, что в 1950-х годах была сформулирована 'основная догма молекулярной биологии', в очередной раз провозгласившая однонаправленность наследственных изменений (ДНК-РНК-белок) и подтвердившая правильность позиции Вейсмана-Моргана. Еще раз сформулируем следствия данной догмы для понимания процесса изменений в живой природе. Предполагается, что наследственное разнообразие популяции (вида) настолько велико, что всегда найдутся комбинации генов (они могут быть получены также и путем рекомбинации существующих), которые обеспечат организмам лучшую приспособляемость к изменившимся условиям среды. Такая изменчивость создается мутациями - случайными и ненаправленными, не зависящими от существующих на данный момент времени условий среды. 'Иными словами: механизм возникновения новой изменчивости, по сути, предполагает, что варианты, оказавшиеся сегодня адаптивными в данной среде, предсуществовали, т. е. уже находились в популяции раньше, до воздействия средового фактора'7. (Еще раз заметим, что мутации очень редки и 'вредны'.)

Но в 1970 г. появились факты, противоречившие 'догме': была открыта возможность 'обратной транскрипции' - влияния РНК на ДНК. Важнейшую роль в серии новых открытий сыграли исследования вирусов и приобретенного иммунитета, а также иммунной системы организмов в целом. В 1979 г. Э. Стил высказал идею соматического отбора и его роли в адаптивной эволюции8. В 1987 г. за серию работ в области иммунологии Нобелевскую премию получил С. Такагава. Он показал, что в стрессовой ситуации при вторжении в организм антигена генетическая система конструирует, синтезирует и размножает антитела за достаточно короткий период времени. В 1988 г. Дж. Кейнрс, а в 1990 г. Д. Халл опубликовали в журнале

97

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

'Nature' исследования, свидетельствовавшие об активной роли клетки в реорганизации ДНК. Кроме названных открытий, в 70-90-х годах XX в. были проведены серии экспериментов и выдвинут ряд смелых идей, которые в доступной и порой даже в увлекательной форме описаны российскими биологами и генетиками9.

Особенно хотелось бы отметить монографию Р.Б. Хесина 'Непостоянство генома' (1984) и экспериментальные работы Г.Х. Шапошникова. Р.Б. Хесин рассмотрел различные формы 'неканонического наследования' и выдвинул фантастически смелую гипотезу о способности клеток трансформировать ДНК других организмов.

В середине 70-х годов XX в. в СССР сотрудник Ленинградского института экологии Г.Х. Шапошников провел серию экспериментов с тлей. Основная суть их состояла в том, что он пересадил популяцию тли с растений, на которых они живут в естественных условиях, на другие, которыми они в природе не питаются. Это привело к резкому росту изменчивости, повышению смертности и через несколько поколений - к формированию фактически нового вида, который отличался от родительского и морфологически, и экологически; была даже достигнута полная репродуктивная изоляция. Таким образом, были показаны возможность резкого скачка изменчивости и появление новых адаптивных форм, передающихся по наследству. Одной из причин данного явления было мутагенное воздействие продуктов метаболизма (продуктов обмена) иной системы питания. Результаты экспериментов были опубликованы, в том числе было организовано их обсуждение в журнале 'Знание - сила' (1974). Шапошников полагал, что его исследования прольют свет на многочисленные случаи появления форм, устойчивых к ядам (в основном среди насекомых, 'вредных' для сельского хозяйства), а также помогут в объяснении резких эволюционных скачков, например в меловом периоде. Кроме всего, была показана роль резко изменившихся внешних условий на видообразование и адаптивную активность10. В поддержку Шапошникова высказался доктор геолого-минералогических наук С. Мейен11, умеренно-скептически оценил эксперименты доктор биологических наук А. Яблоков. Он выразил сомнение в наличии процесса видообразования и подчеркнул, что 'нет ни малейшего основания рассматривать приведенные факты, как говорящие в пользу пресловутого "наследования приобретенных признаков"'12.

98

Часть первая

Глава 2. Эволюция и генетика

Посредством каких механизмов произошли резкие изменения у тлей Шапошникова - это специальный вопрос, который решаем с точки зрения современной генетики.

Не менее, а может и более существен другой результат экспериментов Шапошникова: изменения в системе питания могут привести к значительной перестройке организма, имеющей в том числе и наследственный характер. В этом аспекте возможны самые различные продолжения, которые могут иметь продуктивные результаты в понимании эволюции животных и возникновении различных адаптивных типов человека. Эпидемии болезни 'бешеных коров', особенно распространенные в Англии в 80-90-х годах XX в. из-за регулярных добавок в их корм белков из утилизированных голов овец, среди которых встречались овцы, больные нейродегенеративной болезнью, высветили еще один аспект влияния пищи. Сходная болезнь через мясо (!) больных коров стала передаваться и людям. Оказалось, что болезнь передается через особые белки - прионы. Проникая в клетку хозяина, прионы навязывают болезнетворную конформацию нормальным белкам13. В связи с фундаментальной ролью пищи в жизни людей возникает весьма важный вопрос: как влияют геномодифицированные продукты на качество жизни человека; не приведут ли они к негативным наследственным изменениям? Отрицательного ответа пока нет.

Какие же положения следовали из серии открытий 80-90-х годов XX в.? Прежде всего предметом дискуссии стало понятие 'мутация'. Было предложено разделить мутации в структуре генотипа на облигатные и факультативные14. Далее, под геномом надо понимать не только структуру набора ДНК-элементов, но и характер связи между ними (элементы, связи и свойства целостности). 'Отсюда следует важный вывод: знание структуры генов на уровне ДНК - необходимо, но недостаточно для описания генома'15. Факультативные мутации, по терминологии Голубовского, - вариации, более чувствительные к изменениям среды (изменение пищевого режима; температуры и т. д.), впоследствии активизируют более глубинные структуры16.

Но все же, видимо, одним из самых главных открытий рассматриваемого периода является активный ответ клетки на изменение среды и запуск генетического поиска (а не пассивное ожидание случайного возникновения мутаций). Благодаря современным исследованиям на уровне клетки 'открыта такая непредвиденная сфера сложности и координации, которая более

99

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

совместима с компьютерной технологией, нежели с механистическим подходом, доминировавшим во время создания неодарвинистского современного синтеза'17. Таким образом современные открытия подтвердили важнейшую идею Ж.Б. Ламарка об активности живых существ в поисках форм адаптации. Живые организмы не пассивные 'жертвы' естественного отбора, а активные участники эволюции. Еще раз подчеркнем, что многие новые формы изменчивости активизируются во время стресса - резких изменений условий обитания.

Весьма интересными и существенными для настоящего изложения являются феномены 'мобильной генетики' в интерпретации Р.Б. Хесина. Речь идет о гипотезе потенциального единства генофонда всех видов в биоценозе: 'Открытие способности клеток одного вида трансформировать ДНК совершенно других организмов, принадлежащих даже иному биологическому царству, и проявлять чужеродные гены следует назвать одним из главных чудес XX века. Ведь еще совсем недавно невозможно было представить, что можно передавать гены животных или дрожжей бактериям и, наоборот, гены бактерий - животным или дрожжам, и они будут работать как у себя дома, заменяя или дополняя собственные гены реципиентных клеток'18.

Конечно, это предположение 'о симбиозе генетических элементов разного происхождения' вплоть до возможности говорить о существовании в естественных условиях некоего единства генофонда всех видов в биоценозе пока во многом гипотетично. Оно наиболее явно выражено М.Д. Голубовским в статье 'Сопереживание чуда' и в других работах и, вероятно, наиболее кардинально противостоит положениям классической генетики о видах как репродуктивных и замкнутых генетических системах. Если указанное положение получит дальнейшее развитие и всестороннюю эмпирическую проверку, то можно будет говорить о создании теории эволюции, основанной на экологическом подходе и взаимодействиях внутри биогеоценозов или экологических систем.

Подводя итог развития современной генетики, необходимо подчеркнуть несколько важных положений. Новые постулаты и иная интерпретация ряда процессов не означают отказа от классической генетики. Но все же при этом нельзя толковать новые открытия лишь как дополнения к классике, 'нечто вроде достройки еще одного этажа на величественном здании. Признаем, меняется почти вся концептуальная канва. Происходит транс-

100

Часть первая

Глава 2. Эволюция и генетика

формация, пересмотр смысла многих основных понятий, а также введение новых'19. Касаясь же оценки творческого наследия Ж.Б. Ламарка, следует откликнуться на призыв Л.А. Животовского назвать вещи своими именами: 'А именно: гипотеза Ж. Ламарка о наследовании приобретенных признаков верна. Новый признак может возникнуть через образование регулирующих комплексов белок / ДНК / РНК, модификации хроматина, или изменения в ДНК соматических клеток и затем передаться потомству'. Отмечая, что многие аспекты в этом процессе пока не изучены (например, частотность передачи таких признаков), Животовский выразил уверенность в продуктивности '"ламаркистского" направления исследований'. В то же время он выразил надежду, 'что быстро развивающаяся молекулярно-биологическая техника предложит методы оценки возникновения наследуемых приобретенных признаков. Значение таких признаков для прогрессивной эволюции и селекции может быть неизмеримо больше, чем роль постулируемых классической генетикой случайных ненаправленных мутаций в ДНК генеративных клеток, потому что случайные мутации, как правило, ухудшают приспособленность особей. В то же время наследуемые приобретенные признаки, возникшие как реакция организма на новые условия среды, повышают приспособленность особей и потому сразу включаются в адаптивную изменчивость вида'20.

Не менее важным является заключение, которое еще в 1951 г. (!) сделала Б. МакКлинток о роли вариативных (факультативных) изменений и последующей реорганизации генома в ответ на стрессовую ситуацию. Позже была показана активная роль клеток (организма) в этом процессе. Этот аспект современной генетики особенно важен для изучения поведения человека и других живых существ и тесно переплетается с теорией стресса Г. Селье, а также с рядом других теорий деятельности человека. Можно только порадоваться вместе с генетиками и сопереживать вместе с ними чудо, но не надо забывать, что впереди решение не менее сложных задач. Они состоят в применении современной генетики к антропогенезу и анализу проблемы 'биология и культура'. Вместе с тем первые результаты по программе 'Геном человека' уже поставили новые вопросы. Например, лишь 2-5% ДНК кодируют белки. Какова же функция остальной части ДНК? И опять возник вопрос: что же такое ген?

Еще раз сформулируем основные положения - итоги развития современной генетики.

101

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

1. Утверждается равноправность и продуктивность всех направлений исследования изменчивости организмов, выделенных Ламарком и Дарвиным.

2. Формула неодарвинистов 'эволюция осуществляется только путем естественного отбора случайных мутаций' неверна в нескольких аспектах. Во-первых, организм (клетка) активно участвует в адаптации, совершенствуясь в ответ на внешние воздействия, а не 'пассивно' ждет результатов отбора случайных мутаций. Во-вторых, мутации могут быть различных видов (например, вариационная), носить направленный характер и вызываться внешним воздействием. В-третьих, адаптация не эквивалентна эволюции.

3. Наследственная система - часть клетки. Важнейший системный уровень, на котором осуществляется изменчивость -клетка (организм).

4. Геном образует не только структура набора ДНК-элементов, но и характер связей между ними и свойства целостности.

5. Клетка как целостная система может перестраивать свой геном. Она способна отвечать на изменения активным генетическим поиском и последующим созданием и размножением новых элементов. Предположение о том, что реорганизация генома может быть ответом клетки на стресс (изменение температуры, пищи и т. д.) впервые, как мы уже отмечали, высказала Б. МакКлинток.

6. В свете фактов, полученных наукой, можно считать, что 'барьер', или 'запрет', Вейсмана отвергнут (так же, как и 'основная догма молекулярной генетики') и Ж.Б. Ламарк дважды прав. Во-первых, изменчивость, образовавшаяся под влиянием внешних факторов, а именно под воздействием природных условий, вирусов, инфекций и специфики деятельности организма (упражнения/неупражнения органов), может носить наследственный характер: 'Вещества, проникающие в клетку в ходе жизнедеятельности организма, могут подавлять или стимулировать активность гена. Изменение поведения, повышение или понижение активности того или иного органа ("упражнение/ неупражнение") изменяют спрос на продукты тех или иных генов'21. 'Среда, изменяя физиологическое состояние организма или клетки, способна влиять на работу генов метаболизма ДНК и, опосредованно, на скорость и спектр наследственных изменений'22. Во-вторых, Ламарк оказался прав и относительно активности организма в процессе приспособления, приводящей к неслучайной, определенной наследственной изменчивости.

102

Часть первая

Глава 2. Эволюция и генетика

'В ответ на вызов среды происходит не случайный перебор элементов (точковых мутаций), а комбинация "осмысленных" блоков. В структуре генома такая комбинация осуществляется за счет мобильных элементов и обменов в местах гомологичных повторов'23. Именно в этом вопросе (активность или пассивность организмов) Дарвин расходился с Ламарком, а не в вопросе 'наследования приобретенных признаков'.

7. В настоящее время в генетике выделяют три формы изменчивости - мутационную, вариационную и эпигенетическую. В будущем к ним могут быть добавлены и другие. (Если откроют.) 'Первые две связаны с изменением структурных компонентов генотипа, однако, между ними есть различия в способах хранения и передачи наследственной информации'. Сопоставляя три типа организации генетической памяти (кодирование, хранение и передача) и три типа изменчивости с некоторыми общими принципами эволюционирующих систем и биологической памяти, М.Д. Голубовский пришел к выводу о том, что 'любая эволюционирующая система, которая находится во взаимодействии со средой, вычленяет из себя подсистемы с постоянной и оперативной памятью. Таковы пары ДНК-белок, ядро-цитоплазма, половые клетки - сома, женский пол - мужской. Здесь первый компонент выполняет функцию сохранения, а второй - изменения'24.

8. В подразделении генов и белков на различные виды ряд авторов отмечают проявление принципа блочности и иерархичности, а также не случайный, а осмысленный ответ организма на внешние воздействия. Таким образом, можно говорить о выборе моделей деятельности или 'целесообразного', 'необходимого' и даже 'разумного' поведения (а не только 'слепого', случайного) на уровне клетки25.

9. 'Мобильная' генетика, декларируя возможность взаимодействия в биоценозе, может дать основания для экологической теории эволюции.

10. Существенное влияние на организм (в том числе и человека) может оказать особый тип и вид деятельности. Для человека - это особенности, специфичность активности, образа жизни, своеобразие пищи и географических (природных) условий. Тип, вид культуры могут модифицировать организм человека.

11. Многие вопросы, связанные с изменчивостью, пока остаются без ответа. Но в XXI в. существуют самые разнообразные методы и направления их изучения.

103

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

Примечания

1 См.: Стил Э., Линдли Р., Бландэн Р. Что, если Ламарк прав? Иммуногенетика и эволюция. М, 2002. С. 12-17.

2 Там же. С. 15.

3 Вилли К., Детье В. Биология (Биологические процессы и законы). М., 1973. С. 217.

4 Там же. С. 227.

5 Шевченко В.А., Топорнина НА., Стволинская Н.С. Генетика человека. М, 2004. С. 186.

6 Вилли К., Детье В. Указ. соч. С. 227.

7 Животовский Л.А. Наследование приобретенных признаков. Ламарк был прав // Химия и жизнь. 2003. ? 4.

8 Стил Э., Линдли Р., Бландэн Р. Указ. соч. С. 222; Steele E. Somatic Selecti and Adaptive Evolution. Toronto, 1979.

9 Например, статьи М.Д. Голубовского, Ю.В. Чайковского, Л.А. Животовского, монографии М.Д. Голубовского, В.А. Красилова, B. Тарантула.

10 Чеховская Т. Незаконные детишки тли из рода Dysaphis // Знание - сила. 1974. ? 9. С. 7.

11 Мейен С. Закон? Есть закон? // Там же. С. 8-9.

12 Яблоков А. Закон! Есть закон! // Там же. С. 9.

13 Голубовский М.Д. Век генетики: эволюция идей и понятий. СПб., 2000.

14 Там же. С. 119-126.

15 Голубовский М.Д. Неканонические наследственные изменения // Природа. 2001. ? 8. С. 4.

16 Там же. С. 6.

17 Там же. С. 11.

18 Хесин Р.В. Непостоянство геном. М., 1984; цит. по: Голубовский М.Д. Сопереживание чуда // Химия и жизнь. 1997. ? 4.

19 Голубовский М.Д. Сопереживание чуда.

20 Животовский Л.А. Указ. соч.

21 Красилов В.А. Нерешенные проблемы теории эволюции. Владивосток, 1986. С. 51.

22 Голубовский М.Д. Век генетики: эволюция идей и понятий. C. 146.

23 Там же. С. 145.

24 Там же. С. 143.

25 Там же.

104

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

Рекомендуемая литература

Голубовский М.Д. Век генетики: эволюция идей и понятий. СПб., 2000.

Драйна Д. Мутации основатели // В мире науки. 2006. ? 1.

Красилов В.А. Есть ли в природе общая идея? // Знание - сила. 1997. ?4.

Красилов В.А. Метаэкология. М., 1997.

Красилов В.А. Нерешенные проблемы теории эволюции. Владивосток, 1986.

Любимцев А.А. Проблемы формы, систематики, эволюции организмов. М., 1982.

Стикс Г. Синтез белка без ДНК-матрицы // В мире науки. 2004. ? 7.

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля и концепция наследственности Лебона-Ломброзо

Антропология Э. Геккеля

В конце XIX - начале XX в. развитие биологии в целом, так же как науки антропологии, привлекало внимание всех слоев населения европейских стран и США. Можно даже сказать, что интеллектуальный климат того времени (рубежа веков), его дух формировались под влиянием новых открытий, связанных с происхождением человека и особенностями его культуры. Интерес к научному мировоззрению был огромен. Особенно это проявлялось в тех областях, в которых совсем недавно царствовала 'метафизическая теология', т. е. в теории эволюции культур и человека. В качестве примера интереса к проблемам биологического естествознания можно привести ошеломляющий успех книги Э. Геккеля 'Мировые загадки' (1899). В Германии первое издание этой книги (тираж 16 000 экз.) было сразу же раскуплено, а английский перевод тиражом в 30 000 экз. разошелся в три (!) месяца. Одной из важнейших проблем, задачей всех задач Геккель считал выяснение места человека в природе и обоснование естественности его происхождения (в противовес креационизму). Важнейшую роль в обосновании последнего положения он отво-

105

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

дил теории эволюции, теоретически обоснованной Ламарком, а эмпирически доказанной Дарвином1. Определяющей дисциплиной Геккель считал антропологию. 'В известном смысле, - отмечал он, - разумная антропология, истинная наука о человеке, стоит выше всех других наук... И тем не менее эта наука - понимаемая в самом широком смысле - дольше всех других оставалась в цепях традиции и суеверия'2. Немецкий естествоиспытатель акцентировал внимание читателя на том, что изучение человека, его эволюция долгое время были под запретом по религиозно-церковным соображениям.

Но все же считать, что 'антропология в самом широком смысле' была в цепях суеверия - это явное преувеличение. К моменту выхода в свет 'Мировых загадок' исполнилось более 100 лет публикации 'Антропологии с прагматической точки зрения' И. Канта. Давно были изданы работы по антропологии великих соотечественников Геккеля - Г.В.Ф. Гегеля и Л. Фейербаха. Особенно хотелось бы отметить труды Канта и Гегеля, поскольку их антропологические исследования опирались на данные наук, были достаточно конкретными и многие их положения получили развитие в исследованиях XX в. Поэтому разработки этих философов никак нельзя отнести к суевериям.

Наука о человеке, по Геккелю, включает в себя лишь изучение организма человека и эволюционный анализ его предков (антропогенез). В 'Мировых загадках' Геккель неоднократно воспроизводит каноническую формулу Дарвина об отсутствии граней между человеком и животными. В каком-то смысле он делает ее более категоричной и даже беспощадной. И лишь в такой формулировке, по его мнению, возможна истинная наука. К сожалению, в борьбе с теологией биологическое естествознание 'заразилось' непримиримостью к 'еретикам', догматизмом, 'единственно верной точкой зрения', а в иных случаях и тенденцией превращения в тоталитарный культ. Геккель отличался критическим подходом к анализу теорий, в том числе естественного отбора, его работы почти всегда носили отпечаток поиска, в них было много продуктивных гипотез. Не составляет исключение и книга 'Мировые загадки', в которой предпринято интереснейшее исследование 'эволюционной лестницы души', а также содержатся любопытные рассуждения о детской психологии. В этой же книге Геккель обосновал свой знаменитый 'биогенетический закон' (повторение в онтогенезе филогенеза), кстати, впервые сформулированный Гегелем.

106

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

Но все размышления, сомнения, куда-то исчезают, когда дело касается формулировки неких естественно-научных догм или защиты учения Дарвина от критики. Здесь строгий немецкий ученый изменяет себе. Он поддерживает тезис о борьбе за существование, хотя и в 'Мировых загадках', и в других работах отмечает, что положения Мальтуса не были доказаны. В 'Мировых загадках' он полностью и безоговорочно поддерживает теорию естественного отбора, хотя в книге 'Мировоззрение Дарвина и Ламарка' пишет о необходимости коррекции принципов искусственного отбора для естественных условий. Более того, Геккель показывает противоречия принципа 'естественного отбора и его ловушку'3. При этом его специальные работы были известны немногим, а жесткие, боевые формулировки 'Мировых загадок', приводимые в массовых изданиях, стали ориентиром не только для простого читателя, но и для многих ученых.

Именно с конца XIX - начала XX в. начинается разнообразное толкование понятия 'антропология'. Т. Вайц понимал антропологию как общую науку, синтезирующую две основные области знания - физиологию, анатомию и историю культуры вместе с археологией. Последняя включала также антропогенез. Свои положения Т. Вайц обосновал в многотомной 'Истории естественных народов' (1858-1872). Значительно позже, в начале XX в., когда биологическая ветвь антропологии обособилась, Дж. Фрезер предложил название 'социальная антропология' для научной дисциплины, изучающей разнообразные общества как по уровню сложности, так и по качественной специфике. При этом важнейшими аспектами, или направлениями, изучения народов в ней были лингвистическое, этнологическое и археологическое. И наконец, в США в XX в. предпочитали использовать термин 'культурная антропология' для обозначения сравнительного исследования культурного разнообразия.

Для Геккеля же истинная наука о человеке, в самом широком смысле, есть лишь изучение организма человека и анализ его эволюционных предков, а вся другая антропология остается вне его основной методологии материалистического монизма, основное положение которого - отрицание дуализма души и тела Р. Декартом. Естественно, в антропологии остается лишь телесная организация индивида. Правда, самому Геккелю не удавалось сформулировать все в терминах монизма. Он использовал понятие 'душа', размышляя об особенностях 'сознания' как особого

107

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

свойства реагирования мозговой субстанции. Но в конечном счете все можно (согласно идеологии механистического материализма) свести либо к локальному месту (в мозгу, нервной системе), либо к количественным соотношениям, либо к пространственным изменениям тела.

Если Дарвин провозгласил отсутствие качественных отличий человека от животных и выдвинул положение о том, что почти все, что есть в обществе, плод инстинктов, то Э. Геккель в определенном смысле пошел дальше. Рассматривая психологию только как естественную науку и часть физиологии4, он отрицал какое-либо своеобразие поведенческой (душевной) деятельности человека (в том числе и опосредованной культурой). 'Психологические различия между человеком и человекообразной обезьяной, - заявлял он, - менее значительны, чем соответствующие различия между человекообразной и самой низшей по развитию обезьяной. И этот психологический факт в точности соответствует данным анатомии относительно мозговой корки, важнейшего органа души'5. Весьма произвольно трактуя результаты первых исследований, касавшиеся 'социальной организации' и 'зоопсихологии' животных, Геккель сформулировал однозначный вывод о том, что 'психологическая грань между человеком и животными уничтожена; присущие человеку мышление и способность абстрагирования постепенно развились из низшей стадии мышления и представлений ближайших млекопитающих, не оперирующих понятиями. Высшие формы душевной деятельности человека - разум, речь и сознание - произошли от низших предыдущих стадий этих форм, эволюционировавших в целом ряде предков из отряда приматов (обезьян и полуобезьян) (курсив мной. - А. Б.). У человека нет ни одной "душевной деятельности", которая была бы свойственна исключительно ему; вся его душевная жизнь отличается от душевной жизни близких ему млекопитающих лишь степенью, а не родом, лишь количественно, а не качественно'6. Вот в таком виде была представлена доктрина (идеология) эволюционизма в науках о человеке. Особенно показательны объяснения, как осуществляются изменения: 'постепенно развились изменения', т. е. постепенно человек стал ходить, говорить и т. д. На самом деле, во всяком случае в 1900 г., положения Геккеля не были подтверждены фактами. Это была декларация эволюционизма, на которую затем опирались другие ученые, которые собирали факты и экспериментальные данные, поскольку последние приобретают смысл лишь в рамках теории, методологии, интерпретации, доктрины.

108

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

Каков же общий смысл данного 'манифеста' и вытекающие из него последствия?

1. Все в органическом мире развивается 'постепенно', поэтому отсутствуют качественные грани и соответственно качественная определенность, всякая дискретность, перерыв в постепенности. Например, совершенно неясно, как возникли 'низшие' формы разума, речи, присутствовали ли они где-то всегда (в генах, например).

2. Человек не имеет никакого качественного своеобразия, в том числе и в психологии (поведении, деятельности, коммуникации).

3. Качества человека, отличающиеся только степенью или интенсивностью проявления по сравнению с животными, связаны с особенностями его организма, локализуясь в определенных точках тела. Душевная деятельность человека, степень ее интенсивности связаны с телесной организацией. Психология не самостоятельная наука, а лишь подразделение физиологии. Все, кто не считал психологию естественной наукой, должны были быть отлучены от науки вообще. Такая участь была уготована В. Вундту, так как во втором издании 'Лекций о душе человека и животных' (1892) он отказался от отождествления физиологии и психологии7.

4. Антропогенез в свете подхода Геккеля не представлял особой проблемы, ибо необходимо лишь выстроить последовательно всех предков человека в соответствии с совершенствованием их телесной организации. Поэтому вместо целостного анализа происхождения культуры и человека эволюционисты ищут недостающее звено - переходный тип. Культура как специфическое явление вообще находилась вне доктрины Геккеля.

5. Разум, речь, мышление рассматриваются как достояние телесного индивида, а не общности людей и их культуры.

6. 'Манифест' монистической науки Геккеля есть гипотеза (или совокупность оных), которую надо доказывать, а она стала аксиомой, незыблемым постулатом для целых направлений исследований, которые сверяли свои результаты (правильно, неправильно) в соответствии с исходными положениями.

7. Все или почти все качества человека передаются по наследству, т. е. органическим путем. Это следует из постановки вопроса Геккелем о признании телесной организации индивида единственным источником 'мира человека'.

Эти положения разделял Дарвин: 'Касательно будущих поколений нет причины бояться ослабления общественных ин-

109

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

стинктов, и мы вправе ожидать, что добродетели разовьются и станут, может быть, постоянными благодаря наследственности'8. Дарвин полагал, что почти все, что есть в обществе, - это плод наследственности и естественного отбора. Единственное исключение он делал для нравственного чувства, но оно, согласно процитированному утверждению Дарвина, тоже могло стать наследственным. При этом надо иметь в виду, что нравственное чувство развивается на основании общественных инстинктов (наследственных форм поведения), а последние возникли в результате естественного отбора. По мнению Дарвина, 'этому последнему фактору можно с уверенностью приписать происхождение общественных инстинктов, послуживших основанием для развития нравственного чувства'9. Поскольку почти все достояние общества - плод наследственности, то и причина разнообразия культур тоже наследственно-органическая. Вот к таким выводам пришел 'материалистический монизм'. К этому можно лишь добавить, что перенесение биологического 'эволюционизма-прогрессизма' на человека, его культуру ведет к признанию высших и низших культур, к делению народов на цивилизованные и нецивилизованные, постулируется неравенство людей в соответствии с их этнокультурной принадлежностью.

Безусловно, не Дарвин и не Геккель создатели 'монистической' концепции. Ее первоисточник - механистический материализм ('Леруа... объявил душу модусом тела, а идеи механическими движениями'10), а один из его популяризаторов в XIX в. -основатель 'позитивной' науки О. Конт, считавший необходимым сведение социологии к биологии. Нельзя забывать и об эволюционизме-прогрессизме с его важнейшим принципом оценки культур: 'чем развитее (прежде всего в технологическом отношении), тем лучше'. Дарвин лишь механически соединил подобные взгляды с эмпирическим материалом. Кроме этого, он был англичанином, сыном своего времени, поэтому он весьма своеобразно оценивал жизнь людей в традиционном обществе, например в обществе 'огнеземельцев'. Дарвин так описал встречу с ними: 'Мне никогда не случалось видеть более странного и любопытного зрелища; я не мог себе представить, как далеко расстояние между дикарем и цивилизованным человеком, - оно значительнее, чем между диким и домашним животным...<...>... Да и очень немногое здесь могло привести в действие высшие духовные способности; какая здесь пища воображению, какая работа рассудку для сопоставлений, суждений и решений!'11.

110

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

Убежденность европейцев в собственном превосходстве, вера в то, что именно их образ жизни правильный, 'нормальный', 'прогрессивный', 'цивилизованный', уходит в глубину веков и частично имеет религиозные корни. Об этой особенности европейцев в начале XIX в. размышлял Гегель. Характеризуя 'европейский дух' как стремящийся к познанию и систематическому знанию, он в то же время выделял его существенную черту: 'внешний мир он подчиняет своим целям с такой энергией, которая обеспечила ему господство над этим миром'12.

Концепция наследственности Лебона-Ломброзо

Стремление к господству и уверенность в превосходстве культуры 'высшей расы' выразил Ж.А. Гобино в книге 'Опыт о неравенстве человеческих рас' (1853). Он видел причину различия культур в неравенстве рас, т. е. в телесной организации людей: 'Человеческие расы различаются между собой не только по красоте и разным физическим признакам, но и по психологическим качествам и по различной способности к развитию и даже усвоению культуры'13. Естественно, что высшая раса - белая, низшая - черная ('меланическая'), средняя желтая. Все цивилизации в истории (в том числе и китайская!) были основаны элитой белой арийской расы.

Мифологически-литературная концепция Гобино получила разнообразное обоснование. Особая роль в концептуализации расового подхода принадлежит Г. Лебону, известному ученому, одному из основателей групповой (социальной) психологии или психологии масс. В наиболее известной работе Лебона 'Психология толп' (1895) значительное место (почти половину книги) занимает первый раздел - 'Психология народов'. Историко-культурные особенности развития народа Лебон считал случайностями, не оказывающими сколько-нибудь заметного воздействия на развитие цивилизаций, по сравнению с некоторыми неизменными законами: 'Эти неизменные, самые общие и самые основные законы вытекают из душевного строя рас. Жизнь народа, его учреждения, его верования и искусства суть только видимые продукты его невидимой души <...> Каждая раса обладает столь же устойчивой психической организацией, как ее анатомическая организация. Что первая находится в зависимости от

111

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

устройства мозга, в этом трудно сомневаться'14-15. Для Лебона решающим фактором в поведении людей являлась наследственность их телесной организации.

Г. Лебон постулировал в своей психологии 'душ рас' никем не доказанные положения. Он как бы излагал естественные законы жизни людей, изредка приводя весьма спорные интерпретации отдельных фактов. Психологические особенности у индивидов одной расы постоянны и 'воспроизводятся наследственностью с правильностью и постоянством'16. Особо необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что каждый отдельный человек -'продукт не только его непосредственных родителей, но еще -своей расы, т. е. всего ряда предков'17. Поэтому самый важный фактор, воздействующий на поведение индивида и его способности, - влияние предков; менее значительный, но достаточно существенный - влияние непосредственных родителей, а самый слабый и незначительный - влияние среды18.

По уровню развития расы делятся на четыре категории. Первобытные расы (фиджийцы, австралийцы) находятся 'в эпохе первобытной животности' и не имеют ни малейшего следа культуры. Низшие расы - негры. Средние расы - китайцы, японцы, монголы и семитические народы. 'Среди высших рас могут занимать место только индоевропейские народы'19. Лебон не отрицал личностного своеобразия индивидов, но считал, что самое фундаментальное воздействие оказывает коллективный опыт предков (расы), имеющий наследственную природу: 'Что бы человек ни делал, он всегда и прежде всего - представитель своей расы. Тот запас идей и чувств, который приносят с рождением на свет все индивидуумы одной и той же расы, образуют душу расы'20. Приведу еще одно многозначащее положение Г. Лебона: 'У первобытных и низших рас (нет надобности их отыскивать среди настоящих дикарей, так как низшие слои европейского общества подобны первобытным существам) можно всегда констатировать большую или меньшую неспособность рассуждать...<...>...полное отсутствие критической мысли'21.

Итак, наследственность определяет телесную организацию и характер народа. Далее, 'история народов' есть следствие их характера, а цивилизация - внешнее проявление души народа (наследственности). Кроме генетических различий, 'главным отличием высших народов от низших служит то, что первые выделяют из своей среды известное число очень развитых мозгов, тогда как у вторых их нет'22.

112

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

'Психология рас' Лебона представляет собой еще одну концепцию генетической обусловленности не только человека, но и всех культур. Правда, Лебон, различая 'характер' и 'ум', считал, что умственные способности могут совершенствоваться. Не отрицал он и воздействие 'идей', особенно религиозных, на облик человека. Но это не меняло сути его концепции. История для него - случайность, наследственность - закономерность, определяющая характер, который, в свою очередь, предопределяет судьбу народа. Внешнее проявление наследственности (характера), - цивилизация (культура).

Лебон считался блестящим оратором и публицистом, любимцем европейской публики. И в названной выше книге есть много интересных размышлений и сопоставлений. Однако его 'последовательно материалистическая позиция', своего рода генетический детерминизм, вызывает неприятие и возражение. А ведь он был 'властителем дум' (так же, как и его соратники по теориям врожденного поведения). 'Его работы читала вся образованная Европа, - написано в предисловии к российскому изданию книги Лебона 1998 г. - Трудами Лебона интересовались Т. Рузвельт, Муссолини...'23 (Думаю, и А. Гитлер тоже.) Нельзя забывать и о литературном мастерстве Лебона, которое усиливало эффект воздействия идей, содержащихся в работе 'Психология толп'.

Почему же бездоказательные положения влияли на всю 'образованную Европу...'? Лебон отвечает на этот вопрос во второй части своего труда 'Психология толп'. 'Простое утверждение, не подкрепляемое... никакими доказательствами, служит одним из самых верных средств для того, чтобы заставить какую-нибудь идею проникнуть в душу толпы. Чем более кратко утверждение, чем более оно лишено какой бы то ни было доказательности, тем более оно оказывает влияние на толпу. Священные книги и Кодексы всех веков всегда действовали посредством прямого утверждения...'24 Следует иметь в виду, что под толпой Лебон понимал не только реальную, актуально действующую совокупность людей, но и потенциальную общность (например, всех читателей его книги или 'образованную Европу' и т. д.). Эффект влияния прямых утверждений возрастает при их повторении многократно. Категорические утверждения и повторения воздействуют, согласно Лебону, 'на самые просвещенные умы'. 'Спустя некоторое время мы забываем, кто был автором утверждения, повторяющегося столько раз, и в конце концов, начинаем верить ему (курсив мой. - А. Б.), отсюда и происходит изумительное влияние многих публикаций'25.

113

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

К сожалению, к концу XIX в. в 'науке о человеке' стала доминировать идея о том, что неизменяемая наследственность определяет поведение людей и даже особенности культуры того или иного народа. По Лебону, наследственность предков и в меньшей степени родителей предопределяет характер народа, его историю и имеет своим внешним проявлением различные элементы культуры (цивилизации). Важная особенность концепции Лебона состоит в том, что он практически игнорировал внешние воздействия среды, считая их случайными и малозначительными. Другими словами, из рассмотрения почти исключена возможность 'приобретенных' (в ходе истории, в процессе деятельности) элементов в поведении человека, имеющих наследственную природу. К этому следует добавить, что Лебон считал бедность биологическим наследственным явлением с сопутствующей ему умственной неразвитостью и полным уподоблением жителей трущоб первобытным и низшим расам.

Идею о врожденности некоторых типов поведения развивал скандально известный и безусловно оригинальный автор итальянский исследователь Ч. Ломброзо. Он был приверженцем идеи полифакторного влияния на поведение людей. Ему принадлежат интересные попытки найти корреляции между природными явлениями и психологией масс. Но эта сторона творчества Ломброзо малоизвестна, хотя намного интереснее, чем другие. И все же она статистически обоснована26. Но в историю Ломброзо вошел теорией наследственной преступности и наследственной проституции. Классической работой на эту тему является исследование 'Женщина преступница и проститутка' (1893). Последовательно реализуя тезис об отсутствии качественных различий между человеком и животными и развивая теорию 'прирожденного преступника', Ломброзо начинает анализ с царства животных, называя главу о женской преступности 'Преступность самок в царстве животных'. Правда, такого аспекта жизни человека, как проституция, ему не удалось найти в мире животных даже в зачаточном состоянии.

Ч. Ломброзо достаточно подробно рассматривал вопрос о наследственной природе преступности и проституции у женщин ('Врожденные проститутки', 'Врожденные преступницы')27. Он не отрицал возможности 'приобретенных' преступности и проституции. Но если врожденные проститутки (преступницы) - это закономерность, то иные формы такого поведения - это случайность ('Случайная проститутка', 'Случайные преступницы')28.

114

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

Исследуя проблему преступности в целом, Ломброзо, исходя из идеи ее врожденности, составил обобщенный эмпирический портрет преступника на основании прежде всего внешних телесных признаков.

Безусловно, Ломброзо затронул очень сложные и важные проблемы и первым попытался их исследовать. Причем эти проблемы довольно конкретны. Поэтому их невозможно решить с использованием понятия абстрактной наследственности, врожденности. Сложность заключается и в том, как определить понятие преступности (или кого считать преступником). Идеи Ломброзо достаточно сильно повлияли на генетику. Неоднократно делались попытки соотнести генетические аномалии с преступным поведением29.

В творчестве Ломброзо, так же как и в творчестве Лебона, неоднократно повторялся один и тот же тезис: наследственность (телесность) с постоянством закономерности есть причина поведенческих феноменов у человека, все остальные факторы (как правило, внетелесные) могут воздействовать на активность людей лишь случайно.

Как Лебон, так и Ломброзо активно использовали новую область исследования - изучение 'экзотических' обществ дикарей в сравнении с индустриальным обществом. Это - предмет анализа возникшей в середине XIX в. науки - культурной (социальной) антропологии, или этнологии. Влияние подобных концепций и интерпретаций причин разнообразия культур было настолько сильно, что этнологи стали выделять биологическое направление в изучении культур.

На понимание функционирования человека и культур значительно повлияла историческая форма биологического направления образца 70-90-х годов XIX в., более известная под названием 'Расово-антропологической школы'. Основное теоретическое положение этой школы - выведение особенностей поведения и деятельности людей из специфики их телесной организации - почти эквивалентно идеям Лебона и Ломброзо. Но были и свои особенности. Отто Аммон (Германия) и Жорж Ваше де Ляпуж (Франция) выдвинули положение (и пытались его эмпирически доказать) о зависимости психических качеств, в том числе уровня интеллекта, характера людей и их социального положения, от формы черепа, точнее от величины головного показателя (отношение 'ширины' головы к ее 'высоте'). Чем 'длинноголовее' человек, тем он, как правило, энергичнее,

115

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

одареннее, жизнеспособнее и тем выше его социальное положение (долихокефалы - длинноголовые, брахикефалы - короткоголовые).

Аммон обследовал 30 тыс. немцев, Ляпуж - 20 тыс. французов. Они оформили свой эмпирический материал таким образом, что получилась прямая корреляция (зависимость) между антропометрическими данными (головной индекс) и социальным положением человека (и соответственно одаренностью, чертами характера etc.). Таким образом, длинноголовость - признак и причина более высого социального, материального и культурного положения. 'Длинноголовые' принадлежат к 'европейской' расе (по-другому, к арийской), а 'короткоголовые' - к альпийской, имеющей менее выгодные психические свойства. Первые итоговые данные своих 'исследований' Аммон опубликовал в 1893 г. Автор обширной истории антропологии Т. Пенниман весьма иронично оценил подобную классификацию народов Европы, состоящую из трех групп. 'Самая лучшая - нордический длинноголовый протестант, который смел и стремителен, любит постоять за себя. Менее хорош альпийский короткоголовый католик, смуглый и спокойный, он любит сидеть на своей земле и подчиняться правительству, ненавидит прогресс. За ним следует средиземноморец, низкорослый, темнокожий мезокефал, он хуже альпийца'30 (чем темнее кожа, тем хуже качества человека -можно сделать и такой вывод).

То, что откровенные теоретики расизма, такие как X. Чемберлен, Л. Вольтман и другие, в тех или иных формах развивали идеи Аммона и Ляпужа, не удивляет. Естественным явилось развитие 'расовых мифов' в нацистской Германии. Удивительно и грустно иное: то, что блестящие естествоиспытатели К. Фохт, К. Бюхнер и даже Э. Геккель считали, что неевропейские народы относятся к низшим расам со всеми вытекающими из этого последствиями. Даже у проницательного ученого, блестящего стилиста Дж. Фрезера иной раз можно обнаружить некоторое пренебрежение к дикарям-язычникам, давшим ему возможность написать одну из лучших книг о религии и магии. Ну а основатель синтетической философии эволюционист-прогрессист Г. Спенсер изображал 'дикарей' (т. е. представителей традиционных культур) как ребячливых, грубых, прожорливых существ, сравнимых только с животными и совершенно не способных к интеллектуальной деятельности, попросту слабоумных. Такую

116

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

характеристику можно встретить в его работе 'Принципы социологии' (1882), а в 'Синтетической философии' есть несколько небольших разделов, посвященных первобытному человеку. Особенно концентрированно свою позицию Спенсер выразил в очерках 'Первобытный человек (сторона интеллектуальная)' и 'Первобытные идеи'31. Спенсер резко противопоставлял свою позицию точке зрения Э. Тайлора и иронизировал над его образом 'дикаря-философа'. Он последовательно отрицал возможность существования в прошлом мыслящего дикаря, анализирующего окружающую физическую и культурную действительность. Образ рефлектирующего 'первобытного' человека, делающего рациональные обобщения и стремящегося ответить на достаточно абстрактные вопросы, не вписывался в доктрину высших и низших рас, ибо, как утверждал Спенсер, 'неспособность к размышлению общая у всех низших рас'32. Увы, именно такая позиция сильно повлияла на некоторых ученых в XX в. Они даже заимствовали конкретные этнографические факты из работ Г. Спенсера. Например, Л. Леви-Брюль дословно воспроизвел положение о неразличении 'дикарями' сна и яви. Не избежал подобного влияния даже Ж. Пиаже, придавший научно-теоретическую форму идее о невозможности понимания абстрактных задач 'аборигенами' и приравнявший их уровень интеллекта к уровню интеллекта 10-11-летних французских школьников.

Итак, в 80-90-х годах XIX в. среди исследователей, занимавшихся изучением человека и разнообразных культур, было широко распространено мнение о доминирующей роли наследственности предшествующих поколений в поведении и психологических качествах индивидов. Всевозможные внешние воздействия объявлялись малозначительными, случайными. Под влиянием эволюционизма-прогрессизма и европоцентризма распространилось мнение о том, что представители традиционных обществ ('дикари' по терминологии того времени), их образ жизни (культура) демонстрируют их недоразвитость, низший (а не иной) уровень культуры по сравнению с уровнем европейцев. Особенно это проявляется в области умственных способностей, которые носят наследственный характер.

117

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

Практические последствия генетического детерминизма в поведении человека

В атмосфере доминирования идеи о наследственном характере поведения А. Вейсман в 1885 г., оспаривая теорию пангенезиса Дарвина и соответственно идеи Ламарка о роли внешних воздействий и активности организма в эволюционном процессе, провозгласил (но не доказал) идею о наличии непроходимого барьера между соматическими и половыми клетками, что означало невозможность 'наследования приобретенного'. Впоследствии Вейсмана поддержал Морган, а затем и создатели 'главной молекулярной догмы', которая просуществовала до рубежа XX-XXI вв. Положение Вейсмана соответствовало идеям Лебона-Ломброзо, которые доминировали в 80-90-х годах XIX в. Именно в свете их концепции была отредактирована теория эволюции Дарвина и отброшены идеи Ламарка. Переоткрытие в начале XX в. генетики и ее развитие как самостоятельной области знания в еще большей степени привлекло внимание к наследственности.

К сожалению, большой популярностью в первые десятилетия XX в. пользовалась идея о наследственном характере поведения и психологических особенностях человека, в том числе интеллектуальных способностей. В круг наследственных 'признаков' входили бедность, проституция и другие аспекты общественной жизни. Такого типа 'исследования' продолжали традицию, сложившуюся в последней трети XIX в. В них получили развитие идеи Лебона и особенно Ломброзо. Не менее сильно на ученых, декларировавших наследственный характер социальных феноменов, повлиял труд 'Наследственность гениев' (1869) основателя евгеники Ф. Гальтона. Основной тезис книги состоял в том, что человек обретает все свои качества и социальное положение благодаря генетической основе. Гальтон обосновывал свои утверждения статистическими данными, согласно которым среди родственников 'выдающихся людей' доля одаренных личностей значительно выше средней. Гальтон создал также шкалу 'среднего интеллектуального потенциала', низший уровень которой занимали австралийские аборигены, а высший - европейцы. Важнейший вопрос, который необходимо было решить, по мнению Гальтона, касался 'генетической непрерывности различных классов'33. Гальтону принадлежит идея 'выводить' особые колониальные народы и

118

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

элиту: 'Если, путем тщательной селекции, можно довольно легко вывести устойчивую породу собак или лошадей, то, по-видимому, возможно также путем тщательно скоординированных браков... добиться появления расы высокоодаренных людей, которые в интеллектуальном и моральном отношении настолько же превосходили бы европейцев, насколько современные европейцы превосходят низшие негритянские расы'34.

Для обозначения проектов по улучшению рас Гальтон ввел в 1883 г. термин 'евгеника' ('учение о хорошем воспроизведении'). Вообще идея об улучшении 'породы людей', выведении высокоинтеллектуальной и высоконравственной элиты людей -одна из любимых у некоторых генетиков. Последний раз она возникла в 60-80-х годах XX в. в виде 'Банка генетического материала' лауреатов Нобелевской премии. Правда, при этом непонятно, что делать с обычными людьми, и прежде всего с теми, чей интеллект ниже среднего, а также с 'отсталыми народами'. В первые десятилетия XX в. наряду с положительной евгеникой, направленной на улучшение породы, появилась отрицательная, или негативная, евгеника. Цель последней - поставить барьеры (например, ввести законы о стерилизации) для размножения неполноценных народов, проституток, бедных и т. д. Как известно, наиболее радикально негативная евгеника применялась в фашистской Германии, но евгенические законы были также приняты во многих странах Европы и в США. Это было уже практическим воплощением идей Ломброзо и Гальтона.

Несмотря на некоторые негативные последствия, генетика приобретала все большую популярность среди наук, занимавшихся изучением человека. Это в свою очередь породило соблазн всякое разнообразие людей и культур объяснять наследственными факторами. В качестве примера можно привести работу Ч. Давенпорта 'Наследственность в свете евгеники' (1911), в которой автор связывал бедность с умственной отсталостью. И то и другое, по его мнению, есть результат плохой наследственности. Кстати, в качестве преодоления бедности он предлагал выдавать пособие по безработице только тем, кто обязуется быть бездетным.

Начало XX в. ознаменовалось и применением первых тестов для определения уровня интеллекта. А разнообразие в результатах тестов зачастую интерпретировалось только наследственными или расовыми факторами. Так, Г. Годард, ученик и последователь Ч. Ломброзо, после проведения массового тестирования новобранцев армии США пришел к выводу, что интеллект афроамерикан-

119

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

цев равен интеллекту десятилетнего ребенка белого американца. Он полагал, что ущербность, умственная недоразвитость суть следствие нарушения нормальной работы мозга. Кроме того, многочисленные исследования умственной неполноценности людей убедили его в том, что данный феномен ведет себя как генетический признак. В результате Годард пришел к выводу, что умственная недоразвитость передается по наследству с тем же постоянством, как цвет глаз и волос. Перечисление подобных примеров декларативных исследований можно продолжить.

Научное сообщество в 20-30-х годах XX в. резко отрицательно оценило подобные 'исследования'. Но в течение XX в. идея о наследственности интеллекта бесконечно возрождалась. И в новом тысячелетии можно узнать, что все население США по результатам IQ делится на три части и что уровень интеллекта представителей каждой из групп (высшей, средней, низшей) имеет наследственный характер. В качестве заключительного штриха, характеризующего ситуацию в индустриальных странах начала XX в., отметим наличие селекционного списка иммиграционной службы США, где в иерархическом (эволюционном) порядке были выстроены все европейские народы в соответствии с приписываемым им уровнем интеллектуально-психологического развития. Первое место естественно занимали англосаксонские протестанты, несколько ниже находились католики. Выходцы из России занимали почетное шестое место. Самые последние места достались жителям Восточной и Южной Европы. В ЮАР подобный список существовал даже в 80-х годах XX в. в качестве основного закона государства. Интересно, что англичане занимали в нем второе место, а буры - потомки голландцев - первое35.

Культурная антропология против вульгарного биологизма. Принцип сотрудничества в эволюции

Кроме 'истинной науки о человеке в самом широком смысле', отстаивающей примат телесной организации человека и выводящей из нее все остальное ('антропология' Геккеля-Дарвина-Лебона), с 60-х годов XIX в. развивалась новая дисциплина, которая впоследствии получила название 'культурная / социальная антропология' или 'этнология'. Примерно с 30-х годов XIX в. начинает свою историю физическая антропология, в XX в. превратившаяся в биологию человека - дисциплину, которая

120

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

изучает биологическую изменчивость индивидов, образующих народы Земли и принадлежащих к самым различным культурам. В 60-х годах XIX в. Т. Вайц размышлял о возможности единого комплекса антропологических наук, куда бы вошли дисциплины, ориентированные на биологию и физиологию, и одновременно 'науки о культуре'. Речь шла не о том, чтобы объединить все дисциплины в некую однородную сверхнауку. Предполагалось скоординировать результаты различных направлений исследований и получить некий интегральный итог по различным конкретным вопросам. Весьма важным в свете идей Вайца представлялось исследовать и показать точки взаимодействия между особенностями организма человека и разнообразием культур. Данную проблему в искаженном виде рассматривали Г. Лебон, Ч. Ломброзо и другие ученые. Но их работы содержали уже готовые формулировки, а не анализ культуры и биологии человека. Кроме этого, многие естествоиспытатели того времени почти не учитывали историко-культурных особенностей человека.

Первых культурных антропологов традиционно называют эволюционистами. Нередко они брали в основу своих работ принцип развития, начиная анализ от простых форм (например, материальной культуры) и заканчивая наиболее сложными. Они также использовали терминологию эволюционизма, в том числе такие термины, как 'дикарь', для описания жителей традиционных обществ. Но они считали, что эволюция носит не биологический, а историко-культурный характер. При всем своем эволюционном снобизме Дж. Фрезер открыл интереснейший мир мифов, верований, легенд предшествующих периодов исторического развития европейских и других народов. Он показал параллелизм и аналогичность мифотворчества народов, живущих в различных уголках нашей планеты. Особенно интересно это было осуществлено в его работе 'Фольклор в Ветхом завете'. Фрезер стремился понять древний фантастический мир, выяснить назначение того или иного предания. Предметом научного анализа у него становилась и магия - комплекс сложных явлений, родившихся на заре истории и существующих до сих пор.

Значительно отличается от характеристик Спенсера-Геккеля и образ дикаря, созданный Э. Тайлором в книге 'Первобытная культура'. Для Тайлора - это человек, изучающий окружающую действительность и делающий достаточно рациональные выводы. 'Дикарь-философ' английского ученого стремится к абстрактно-образным обобщениям в виде 'души' и 'духов'.

121

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

Историко-культурный подход представлен и в творчестве В. Вундта, теоретика и одного из первых исследователей 'психологии народов'. Во многом под влиянием его идей (а он был последователем Г.В.Ф. Гегеля) развивалась культурная антропология США в первой половине XX в. Вундт, а также Ф. Боас и его последователи резко критиковали положения о сведении культуры человека к телесной организации индивида и интерпретации результатов тестов исключительно генетическими или расовыми факторами. Характеризуя общую атмосферу в науках о человеке в начале XX в., А.И. Халлоуэлл, автор исторического исследования 'Психология и антропология' (1953), писал о борьбе за создание культурной психологии как важной части или направления культурной антропологии в противовес 'биологической'. Халлоуэлл, оценивая деятельность одного из крупнейших представителей исторического подхода А. Кребера, рассматривал активность Кребера как героическое отстаивание и утверждение идеи 'культурной психологии, состоящей в соотнесении особенностей культур и психологических данных, в то время как основными тенденциями были индивидуал неточность, физиологичность, биологичность'36. Кребер был автором первого учебника по антропологии, в котором он объединил происхождение человека, биологическую изменчивость индивидов различных обществ, историю и теорию культур. Его 'Антропология' (1923, 1948) так и осталась одним из немногих трудов, где почти все вопросы, связанные с познанием человека, собраны вместе. Подводя итог общей направленности деятельности культурной антропологии США в первой трети XX в., Халлоуэлл дал ей такую оценку: 'Американские антропологи под влиянием Ф. Боаса противостояли инстинктивистским доктринам в психологии, расовым интерпретациям интеллектуальных тестов и концепциям "примитивного ума" как низшего по отношению к цивилизованному человеку'37.

Неприятие органически-телесного понимания человека и соответственно культуры нашло отражение и в европейской этнологии. В первую очередь необходимо отметить труд Ф. Ратцеля 'Антропогеография'. Значительную роль в происхождении особенностей человека и культуры Ратцель отводил природным факторам, продолжая традиции географического детерминизма. Другой представитель диффузионизма, Лео Фробениус, несмотря на увлечение биологическими терминами и аналогией культур с организмами, резко критически выступил против использова-

122

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

ния дарвинизма для исследования общества. По мнению автора труда 'Немецкая этнология' Г.Е. Маркова, Фробениус также 'резко выступал против учения Ч. Дарвина об эволюции видов, называя его "механистической эволюционной теорией", лишенной доказательства перехода одного вида в другой'38.

Не воспринял, правда уже теорию 'полового отбора', соавтор Дарвина по открытию 'естественного отбора' А. Уоллес. Он отрицал половой отбор и возможность происхождения 'нравственной и умственной природы человека' вследствие отбора. Одна из последних частей монографии Уоллеса 'Дарвинизм' (1911) называется 'Непосредственное доказательство того, что математические, музыкальные и художественные способности развились не под влиянием естественного отбора'.

Нельзя забывать, что в 1902 г. в Лондоне вышла книга П.А. Кропоткина 'Взаимная помощь как фактор эволюции'. В ней доказывается, что возможность выживания живых организмов существенно возрастает в случае их взаимной адаптации друг к другу и к природной среде. Другими словами, Кропоткин утверждал, что 'война всех против всех' или борьба за существование, прежде всего в виде внутривидовой конкуренции, значительно уменьшает шансы особей на выживание. Для иллюстрации этого тезиса достаточно сравнить две общности (популяции) существ. Первая будет состоять из существ, дерущихся друг с другом, а особи второй, каким-либо образом организованной, взаимодействуют друг с другом (т. е. осуществляют коммуникацию и кооперацию). Естественно, что 'взаимодействующая' общность более успешно будет противостоять природным катаклизмам и, видимо, выйдет победителем в столкновении с совокупностью эгоистов, борющихся друг с другом.

Еще при жизни Дарвина вышла обобщающая работа А. Эспинаса 'Социальная жизнь животных', в которой автор утверждал, что организованность и кооперация есть системное качество органического мира. В качестве основного тезиса Эспинас выдвигал положение, что 'совместная жизнь в животном царстве не составляет случайного явления; она появляется не по прихоти или какому-нибудь капризу то там, то здесь; это совсем не привилегия (как часто думают) нескольких отдельно стоящих на биологической лестнице видов... а напротив...<...>...нормальный, постоянный и всемирный факт'39. Существование отдельной особи - это исключение или патология, редко встречающееся в природе явление. Эспинас противопоставлял свою точку зрения,

123

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

подкрепленную обильным фактическим материалом, и позиции Дарвина с его 'борьбой за существование', и точке зрения Гоббса, для которого естественное состояние человечества -'борьба всех против всех'. Подобное положение А. Эспинас оценивал как патологию. Естественное, нормальное условие совместного проживания существ - это сотрудничество, коммуникация, порождающее организацию. Поэтому 'нормальными обществами мы называем такие, члены которых буквально не могут существовать без помощи друг друга'40. Проблема 'нормальности' и 'патологичности' образа жизни составила еще один важный аспект восприятия традиционных культур, да и вообще незападного образа жизни в целом, который получил отражение в культурной антропологии.

Благодаря эволюционизму-прогрессизму с его критерием 'чем развитее, тем лучше' в Европе и США было распространено мнение, что традиционные общества - недоразвитые, отсталые, низшие. Индивиды, живущие в них (так же, как и беднейшие слои европейского населения), - умственно слаборазвитые и неполноценные. Интеллект афроамериканца равен уровню развития десятилетнего ребенка, выходцев из европейских стран. Такая умственная отсталость есть результат 'плохой' наследственности и общей неразвитости, даже патологичности, культуры. Таким образом, в начале XX в. получила распространение идея о том, что только европейский образ жизни 'правильный', 'нормальный', а формы существования людей в других типах культуры нецивилизованны, патологичны. Проблема 'нормы и патологии в образе жизни' актуализировалась после работ 3. Фрейда, и ряд исследователей экзотических культур восприняли иные общества как квинтэссенцию психопатологии. Американские антропологи, работавшие под руководством А. Кардинера, полагали, что психологические особенности традиционных культур наследственны и патологичны.

Огромная заслуга Ф. Боаса состоит в том, что наряду с борьбой против инстинктивизма и расовой интерпретации тестов он выдвинул идею культурного релятивизма - равноправности ценностей всех культур. В наиболее разработанном виде данная идея представлена в его книге 'Антропология и современная жизнь' (1928). Как уже отмечалось, культурная антропология нацелена на понимание жизни людей других культур. 'Научное изучение обобщенных социальных форм требует... чтобы исследователь освободился от всех оценок, основанных

124

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

на нашей культуре. Объективное, строго научное исследование возможно только, если нам удастся войти в каждую культуру на ее собственной базе'41. Идеи культурного релятивизма, равноправия культур получили дальнейшую разработку в трудах Р. Бенедикт и составили основу 'теории культурного релятивизма' М. Херсковица. Теорию же 'понимания' всесторонне разработали В. Дильтейм и его сподвижники по направлению 'философия жизни'.

К сожалению, акцент на изучении образа жизни, умеренный культурный детерминизм не способствовали интегральному (с учетом биологии человека) анализу явлений современного и традиционного обществ. Иначе говоря, культурная (социальная) антропология развивалась независимо от биологии человека (физической антропологии). И лишь начиная с 70-80-х годов XX в. интегративные тенденции вновь возродились в виде различных попыток создать синтетическую или интегральную науку о человеке. Правда, размежеванию изучения культуры и биологии человека в большей степени способствовали исторические условия и особенно ряд догм, надолго утвердившихся в биологии и генетике. Если быть точным, то это была одна догма в различных исторических формах, которая не давала возможности связать развитие организма человека с природными условиями и культурой как в процессе происхождения, так и функционирования человека. Существование подобных догм (доктрин, по терминологии К. Лоренца) связано с многими общими закономерностями развития науки, имеющими социально-психологическую природу. Влияние вненаучных факторов возрастает во много раз, когда та или иная проблема оказывается предметом внимания и интереса широких масс людей. Поэтому более пристальный анализ социопсихологических механизмов существования доктрин (догм) необходим для более полного понимания процессов познания в биологии. В не меньшей степени 'доктринальность' представлена в проблеме 'антропогенеза', где тесно переплелись научные объяснения, политические веяния и социально-психологические аспекты образования доктрин. Таким образом, 'центральная догма' есть лишь конкретное проявление общих закономерностей познания проблем, весьма значимых для культурной (социальной) антропологии в целом.

125

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

Примечания

1 Геккель Э. Мировые загадки. М., 1900. С. 13.

2 Там же. С. 350.

3 См.: Чайковский Ю.В. Что такое молекулярный ламаркизм // http: //biolSeptember.ru / С. 17.

4 Геккель Э. Указ. соч. С. 104.

5 Там же. С. 87.

6 Там же. С. 104.

7 Там же. С. 350.

8 Дарвин Ч. Сочинения. М., 1953. Т. 5. С. 238.

9 Там же. С. 636.

10 Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 2. С. 140.

11 Дарвин Ч. Сочинения. М.; Л., 1938. Т. 1. С. 176-177, 186.

12 Гегель Г.В.Ф. Философия духа // Энциклопедия философских наук: В 3 т. М., 1977. Т. 3. С. 120.

13 Цит. по: Токарев С.А. История зарубежной этнографии. М., 1978. С. 172.

14-15 Лебон Г. Психология толп. М., 1998. С. 16, 21.

16 Там же. С. 22.

17 Там же. С. 23.

18 Там же.

19 Там же.

20 Там же.

21 Там же. С. 32.

22 Там же. С. 119.

23 Там же. С. 10.

24 Там же. С. 197.

25 Там же.

26 См.: Ламброзо Ч., Ляжи Р. Политическая преступность // Ломброзо Ч. Гениальность и умопомешательство. М.; СПб., 2003.

27 См.: Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство. М., 1996. С. 247-273, 300-328.

28 Там же. С. 277-286, 329-341.

29 См.: Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность. М., 1982.

30 Penniman Т.А. Hundred Years of Anthropology. N.Y., 1936. P. 79.

31 Спенсер Г. Синтетическая философия. Киев, 1997. С. 257-261.

32 Там же. С. 52.

33 Цит. по: Вернеке А. Биологизм и идеологическая борьба. М., 1981. С. 51.

126

Часть первая

Глава 3. Антропология Дарвина-Геккеля...

34 Там же.

35 См.: Лолер Д. Коэффициент интеллекта, наследственность. М., 1982.

36 Hallowell I. Psychology and Anthropology // Hallowell A.I. Contribution to Anthropology. Chicago; L., 1976. P. 178.

37 Ibid.

38 Марков Т.Е. Немецкая этнология. М., 2004. С. 161.

39 Цит. по: Плюснин Ю.М. Проблема биосоциальной эволюции. Новосибирск, 1990. С. 43.

40 Там же. С. 57.

41 Boas Т. Anthropology and modern Life. N.Y., 1928. P. 201.

Рекомендуемая литература

Геккель Э. Мировые загадки. М., 1900.

Лебон Г. Психология толп. М., 1998.

Ломброзо Ч. Гениальность и умопомешательство. М.; СПб., 2003.

Ломброзо Ч. Женщина преступница и проститутка // Ломброзо Ч. Гениальность и умопомешательство. М., 1996.

Плюснин Ю.М. Проблема биосоциальной эволюции. Новосибирск, 1990.

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии. Геном человека

Мифология 'центральной догмы'

Нередко генетики и биологи, особенно те, кто рассматривают развитие этих наук в историческом разрезе, ищут причины относительно быстрого забвения теории Ж.Б. Ламарка. Весь XIX в. прошел под знаком признания его концепции. Собственно, и Дарвин отдавал дань идеям Ламарка, и его теория пангенезиса есть попытка объяснить, как осуществляется наследование приобретенного. В историко-биологических исследованиях рассматриваются некоторые объяснения переориентации биологической науки. Нам бы хотелось сделать акцент на методологических и

127

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

социально-психологических аспектах трансформации в моделях познания при исследовании наследственности.

Прежде всего необходимо заметить, что отказ от ламаркизма в теории эволюции был подготовлен многочисленными публикациями последней трети XIX в., посвященными роли наследственности в психологии людей, отдельных форм их поведения и особенно интеллектуальных способностей отдельных индивидов и целых народов. Основная идея работ этого времени: наследственность предшествующих поколений - определяющий фактор психологии народов и их интеллектуальных способностей. Внешние воздействия носят лишь случайный и малозначительный характер. Наследственность (гены предков) есть закономерный и детерминирующий фактор. Так считали Г. Лебон и Ч. Ломброзо.

Под давлением этих представлений из эволюционной концепции Дарвина исключалось воздействие природных факторов и влияние упражнения/неупражнения органов на наследственность. Была забыта или признана неверной концепция 'пангенезиса'. Совершенно игнорировались главы 'Происхождения видов', где говорится о затруднениях и возражениях против теории естественного отбора. В то же время понятие случайности у Дарвина имеет иное, нежели ему впоследствии приписали, содержание. (У Дарвина случайность - непознанность, а не отрицание закономерности.) Кроме того, 'незаметные' или 'незначительные' изменения для Дарвина не эквивалентны мутациям. И, самое главное: в дарвинизме и неодарвинизме нет даже намека на поиск, размышления, анализ ошибок и затруднений. Этим эти учения существенно отличались от теоретических поисков Дарвина. Бесконечное стремление к познанию и неустанный поиск новых объяснений делали книги Дарвина интересными, и поэтому они составляют фундаментальный вклад в развитие биологии, востребованный и в современную эпоху. Но, к сожалению, и теория Дарвина, и первые результаты генетических исследований получили интерпретацию в свете теории Лебона-Ломброзо.

Безусловно, это не единственная причина изменения основных исходных принципов познания при изучении наследственности. Историки биологии и генетики выделяют еще ряд обстоятельств, прежде всего связанных с необходимостью сосредоточения на анализе того, как сохраняется и передается наследственная информация, как ее оценить с точки зрения количественных параметров и т. д. Но все-таки более существенное значение в изменении основных направлений в изучении наследственности имеет

128

Часть первая

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии

уже сложившееся 'мнение' в научной среде. Есть, правда, одна деталь, которую не принимают во внимание: концепция Дарвина была не завершена, он искал наилучшее объяснение механизму эволюции. Дарвин отдавал себе отчет в недостатках своей теории и понимал, что это первый шаг (или шаги) в познании величайшей загадки Природы. Но, увы, дарвинисты и неодарвинисты отказались от дальнейшего развития теории Дарвина. И здесь вступили в действие особые социальные механизмы формирования доктрин, догм и тому подобных явлений, связанных в том числе и с тем, что наука заняла место религии в выполнении мировоззренческой, объяснительной функции.

Немаловажное место в неодарвинистской теории эволюции занимала догма Вейсмана-Моргана, затем превратившаяся в центральную догму молекулярной биологии. Суть ее (упрощенно) можно свести к следующему. Носитель наследственности человека (и всех живых организмов, включая растения) - совокупность генов, изменения которых возможны только путем случайных мутаций, неподвластных внешним воздействиям. В 1950-х годах это же положение приобрело новую формулировку. Носитель наследственности - только ДНК, передача информации возможна лишь в одном направлении: ДНК-РНК-белки. Постулировалось положение о невозможности внешнего воздействия на ДНК как со стороны остального организма, так и внешней среды. Таким образом, наследственность (гены) рассматривалась как система без обратной связи, изолированная от внешней действительности. Данное положение не только указывало на единственно возможный путь изменений, но и 'запрещало' все другие направления исследований. По отношению к отдельным ученым это означало обвинение в невежестве, 'отлучение от науки', лишение финансирования и т. д.

Весьма важным представляется один вопрос в свете 'тотальности' догмы: как обстояло дело с доказательством гипотезы Вейсмана-Моргана? А. Вейсман долго отрезал хвосты у крыс, но так и не дождался рождения бесхвостого детеныша. Зачем он это делал, совершенно непонятно. Ведь у Дарвина в 'Происхождении видов' особо оговаривается, что травмы не наследуются и не есть 'приобретенное' (это, скорее, утраченное). Всем известно, что до сих пор ни у одного одноногого человека не родился одноногий ребенок, а у миллионов людей, прошедших обрезание, ни разу не родился ребенок со следами этого обряда. По мнению М.Д. Голубовского, 'в хромосомной теории наследственности принимались на веру два постулата'1 - все гены информацион-

129

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

ны, генотип состоит только из генов. В фундаментальной монографии этого же автора 'Век генетики: эволюция идей и понятий' (2000) читаем такие строки: 'Методология (мифология) хромосомной теории наследственности стала генетическим стержнем синтетической теории эволюции (СТЭ). Молекулярные биологи, следуя этой мифологии...'2

Иными словами, концепция Моргана и других создателей хромосомной теории не была образцом доказательности и обоснованности. Что же ее доказывало? Вереница публикаций с 80-х годов XIX в. Другую точку зрения научное сообщество отторгло. Таким образом, положения теории Вейсмана-Моргана не были доказаны, а концепция Ламарка не была опровергнута, но, несмотря на это, большинство ученых считали (до начала XXI в.) единственно правильной позицию полного отрицания внешнего воздействия на мутации и изменчивость.

Рассмотрим вопрос несколько по-иному: имелись ли фундаментальные факты, которые бы лишали гипотезу Вейсмана-Моргана статуса всеобщности, применимости для всего органического мира? Да, имелись. О них неоднократно упоминал Дарвин. (Вспомним его размышления по поводу изменчивости домашних животных.) Еще более существенные противоречия с хромосомной теорией и ее постулатом о том, что только мутации - причина изменчивости, можно было найти в мире растений. Не случайно в США происходила длительная полемика селекционеров с генетиками. Гибридизация растения и появление новых видов (например, грейпфрута) происходят без мутаций, так же, как и выведения сортов плодовых деревьев, устойчивых к суровым условиям России. Каждый может в этом убедиться, купив саженцы в г. Мичуринске. Но генетики делали вид, что таких явлений нет или давали им совершенно абсурдные объяснения.

Экспериментальные данные почти всегда подтверждали правоту догмы. Правда, нередко эксперименты прекращались с получением результатов, подтверждавших устоявшиеся положения. Особенно явно это видно в первых попытках доказать мутагенное воздействие радиации на организмы. Давались сверхвысокие дозы радиации, и живые существа погибали. Но почему не были испробованы небольшие (средние и т. д.) дозы радиации, которые, спустя годы, доказали воздействие радиации на мутации? В 70-80-х годах XX в. из-за недостаточного финансирования эксперименты, ориентированные на поиск нового, стали редкостью. Известный генетик Э. Чаргафф с грустью вспоминает времена,

130

Часть первая

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии

когда наука не была столь догматична и планируема: 'Тогда еще можно было ставить эксперименты в прежнем смысле этого слова. Сейчас все трудятся над "проектами", результат которых должен быть известен заранее, иначе не удастся отчитаться о непомерных ассигнованиях, которые требуют эти проекты...'3

В 50-80-х годах XX в. было открыто достаточное количество явлений, не соответствовавших догме. Так, в 1953 г. Б. Мак-Клинтон на опытных данных (цитология кукурузы) опровергла ряд положений классической генетики. (Сторонники догмы оценили результаты ее исследований как экзотический курьез.) Были открыты ретровирусы, допускавшие переход от РНК к ДНК. И наконец, в 60-70-х годах была обнаружена 'избыточная ДНК' (не кодирующая белки), которую оценили как эволюционный хлам. Известный австралийский генетик Дж. Маттик в 2004 г. оценил игнорирование значений 'лишней ДНК' следующим образом: 'Это - классический пример упорного нежелания считаться с объективными данными, и такая ситуация продолжается уже четверть века. Недооценка роли некодирующих последовательностей... может стать одной из самых серьезных ошибок в истории молекулярной биологии'4.

Наряду с 'основной догмой' в генетике существовал и существует ряд недоказанных, но в то же время распространенных положений, во многом являющихся следствием механистического аналитического метода, который, прежде всего, состоит в разбиении изучаемой реальности на части и абстрагировании от взаимодействия частей и образа целого. Эти первочастицы (гены) предопределяют не только (качества) органические признаки типа цвета волос, глаз, группы крови, но и все многообразие поведения и психологических качеств человека, в том числе эмоциональные и душевные расстройства. Следуя логике 'физикализма-атомизма' предполагается, что отдельные гены определяют конкретную 'частицу' поведения. Например, существуют 'ген неверности', 'ген жадности' и т. д. При этом генетики пренебрегают тем фактом, что отдельные психологические феномены имеют сложную структуру и часто не подлежат однозначному фиксированному описанию.

Другое следствие механистического подхода состоит в признании, что органический мир - от бактерий до млекопитающих -однороден. При этом игнорируется качественное своеобразие мира бактерий, растений, животных. Тем самым не признается роль целого и иерархия целостностей. Поскольку отсутствуют качест-

131

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

венные грани в органическом мире, то можно переносить свойства явлений, открытых для бактерии e-coli (одноклеточных, не имеющих ядра), на весь остальной органический мир, а закономерности, выявленные у насекомых (например, мух), - на высокоразвитых животных (например, слонов). Ж. Моно - один из творцов 'догмы' - так и сформулировал свой тезис: 'То, что верно для e-coli, верно и для слона'5. В таком подходе содержатся сразу две ошибки - фактическая и логическая. Причем логическая ошибка (подмена частного вывода общим) - это просто имманентное явление для современной позитивистской науки.

Все перечисленные факты и обстоятельства, сопутствующие 'основной догме', показывают, что ее бытие не связано напрямую с рациональным доказательством. На примере данного феномена особенно хорошо видно, как научное исследование подменяется верой в авторитеты. Научные же выводы носят характер откровений. Наука заняла место религии и производит современные мифы, доктрины, идеологии, непроницаемые для опыта и рациональных аргументов. Именно о таких аспектах биологического познания вспоминал Э. Чаргафф в 1989 г.: 'Одно из главных несчастий моего времени - манипулирование человечеством при помощи рекламы. В области науки эта злая сила долго не проявляла себя. Однако к тому времени, когда появилась на свет молекулярная биология, все механизмы рекламы были готовы к бою. И вот тут-то сатурналия и разыгралась в полную силу. Все трудности, даже сейчас не очень понятный механизм расплетения гигантских двухспиральных структур в условиях живой клетки, просто отбрасывались с той самоуверенностью, которая так ярко проявилась в нашей научной литературе. Это был тот самый дух, который принес нам "центральную догму", против чего я выступил, по-моему, первым... я увидел в этом первые ростки чего-то нового, какой-то нормативной биологии, которая повелевает природе вести себя в соответствии с нашими моделями'6.

Социально-психологические закономерности развития доктрин

Проблема происхождения доктрин в науке и явление 'индоктринируемости' - одна из центральных проблем по этологии человека, интересовавших К. Лоренца и его коллег7. Важную роль в формировании доктрин играют субъективные факторы, в

132

Часть первая

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии

том числе убежденность в правильности положений и даже вера в могущество науки. Большое значение в становлении всякого рода догм принадлежит доверию к авторитетам, поддерживаемому средствами массовой информации, и 'привязанности', 'любви' ученых к своей гипотезе или положениям других, более великих и почитаемых исследователей, которые рассматриваются как недостижимый образец или Учитель. 'Если этот учитель открыл новый принцип объяснений и у него было поэтому много учеников, то с такой привязанностью соединяется еще массовое воздействие мнения, разделяемого многими людьми'8, - считал Лоренц.

Особый интерес представляет наблюдение К. Лоренца о том, что 'гипотеза может быть построена так, что все диктуемые ей опыты заранее должны лишь подтверждать ее. Например, гипотеза, что рефлекс является единственным заслуживающим внимания элементарным актом центральной нервной системы, вела исключительно к таким опытам, в которых регистрировался ответ системы на некоторое изменение внешней среды'9. Доверие к 'учителю', столь необходимое при основании нового подхода, новой школы, влечет за собой опасность образования доктрины. 'Великий гений, открывший новый принцип объяснения, склонен, как известно, переоценивать широту области его применения'. Если же теория достаточно пластична и мало стимулирует опровержение, то это вместе с почитанием авторитета учителя может привести к тому, 'что ученики превращаются в последователей, а школа - в религию и культ, как это произошло во многих местах с учением Зигмунда Фрейда'10.

К указанным ранее факторам необходимо добавить еще одно обстоятельство - наличие слишком большого числа сторонников гипотезы. Это есть условие образования доктрины в узком смысле слова. Уже в середине XX в. развитость средств массовой информации 'очень легко приводит к тому, что учение, представляющее собой не более чем непроверенную научную гипотезу, становится не только общенаучным, но и просто общественным мнением'11. С этого момента вступают в действие общекультурные механизмы защиты традиций, а доктрину оберегают с такой яростью, как будто это просветленная мудрость древней культуры: 'Всякого несогласного с ходячим мнением клеймят как еретика, осыпают клеветой и насколько возможно дискредитируют. На него обрушивается в высшей степени специфическая реакция "mobbing" общественной ненависти и травли.

133

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

Подобная доктрина, ставшая всеохватывающей религией, доставляет своим приверженцам субъективное удовлетворение окончательным познанием, принимающим характер откровения. Все противоречащие ей факты отрицаются, игнорируются или чаще всего вытесняются в смысле Фрейда, т. е. загоняются ниже порога сознания'12.

Одним из самых сильных способов манипулирования массами людей, по Лоренцу, является мода. Согласно его мнению, феномен моды (на идеи, способы познания, методы конкретного анализа) играет огромную роль и в естественных науках. Лоренц не был согласен с псевдодемократической модой на простоту научных выводов (чтобы всем было понятно) и схематизм объяснительных принципов. Критикуя ставшую всеобщей схему Павлова-Уотсона (C-R), он не только ратует за роль наследственности, но и резко, страстно борется против схематизма в объяснении поведения человека и животных, сведения их активности только к условно-рефлекторным ответам на раздражение. Нисколько не умаляя значения физики и химии, он протестовал против растворения в них биологии.

В то же время немецкий ученый протестует против физикализма в биологии и бездумного разложения всех и вся на части без учета интегрального целого. В связи с этим Лоренц резко отрицает моду на 'математику' и только 'количественный анализ'. Он полагает, что известные изречения 'вроде того, что любое исследование природы является наукой в той мере, в какой в ней используется математика, или что наука состоит в том, чтобы "измерить то, что измеримо, и делать измеримым то, что не измеримо" представляют собой... величайшую нелепость'13. Увлечения количественными методами, стремлением свести все к 'атомарным' составляющим ведут к тому, 'что упускается из виду безмерно сложная структура... из которой только и могут быть поняты системные свойства целого'14 (речь идет об изучении организмов).

Особенно возмущает Лоренца дискредитация возможностей наблюдения (как метода) при изучении поведения животных и человека (без экспериментов и подсчетов). Он с негодованием пишет, что занятие 'высокоинтегрированными живыми системами признается "научным" лишь тогда, когда от связанных со структурами системных свойств с помощью нарочитых мер -"simplicity filtres" (фильтров простоты. - А. Б.) - домогаются обманчивой "точности", т. е. внешней простоты, напоминающей

134

Часть первая

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии

физику, или когда статистическая обработка внушительного численного материала позволяет забыть, что изучаемые "элементарные частицы" не нейтроны, а люди. Короче говоря, исследование признается "научным", лишь если выбрасывается из рассмотрения все, чем действительно интересны высокоинтегрированные органические системы, в том числе человек'15.

В своих работах К. Лоренц много внимания уделяет особенностям развития науки в индустриальном обществе. На различных примерах он показывает, как формируются 'доктрины' - превращенные формы научного знания, возникающие по законам 'культуры' и связанные с массовым распространением научных идей. В формировании 'доктрин' огромную роль играют средства массовой информации и 'мода' на методы и идеи в науке. Биология в целом, теория эволюции, генетика, проблема наследственного и приобретенного - это те темы, которыми живо интересуется большой круг людей. Это создает возможность использовать этот естественный интерес в различных аспектах - практическом, идеологическом, политическом, коммерческом... Резко негативно все последние годы мода воздействует на 'позитивистскую простоту', подкрепленную статистикой или просто количественными показателями. Долгая жизнь основного постулата в различных его ипостасях ('от Вейсмана и Моргана' до 'основной молекулярной догмы') - это классический пример доктрины со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Особенность существования данной доктрины состояла в том, что ряд ее положений утвердился в массовом сознании и в научной литературе до того, как она появилась в биологии (генетике). Поэтому значительно легче распространилась вера в нее и сформировался откровенный 'культ догмы'. Важную роль сыграл фактор повторяемости одной и той же идеи в публикации (о чем писал еще Лебон), что, в свою очередь, породило феномен 'привязанности-привыкания'. Особенно значимы в настоящем случае замечания Лоренца о недопустимости схематизма и упрощенности в изучении организмов и игнорирования целостности. Последнее непосредственно касается исследований наследственной основы организмов. К сожалению, указанные Лоренцом упрощения и игнорирование свойств различных уровней целостности остаются и в современной генетике. Они существуют в виде генов страха, измены и других, совершенно понятных массовой аудитории, но далеких от реального функционирования организмов и человека.

135

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

Геном человека

В 90-х годах XX в. были проведены многочисленные эмпирические исследования геномов различных организмов и растений, в том числе осуществлена программа 'Геном человека', которая опровергла положения теоретиков догмы. Наиболее неожиданным результатом этого проекта оказалось то, что только 1-2 (3-5)% генома человека составляют гены, кодирующие белки (гены в старом смысле слова), остальное - так называемая теневая часть генома. Оказалось, 'что помимо информации, заключенной в генах в их традиционном понимании, в каждой клетке существуют еще два информационных слоя. Один из них представлен многочисленными некодирующими последовательностями ДНК, которые разделяют гены или вклиниваются в них. <...> Второй... образуют эпигенетические "отметины", вкрапленные в "ткань" из белков и химических соединений, которые окружают ДНК в составе хромосом, связываются с ней и стабилизируют ее структуру'16. Система организации и управления в геноме человека оказалась во много раз сложнее, чем предполагалось согласно предшествующим линейным схемам. Эмпирические данные, полученные при изучении генома человека, поставили под сомнение многие положения, ранее считавшиеся общепринятыми. 'Возможно, - отмечает один из участников проекта Дж. Маттик (Mattick), - мы вообще неправильно понимали механизм геномного программирования и первопричины изменчивости организмов. 95% генома сложных организмов -это не "хлам", а очень важная функциональная часть, имеющая огромное эволюционное значение'17.

Важным был и вывод почти о полном отсутствии корреляции количества кодирующих белки генов со сложностью организма. В геноме плодовой мушки меньше кодирующих последовательностей, чем в геноме плоского червя, а в геноме риса больше, чем в геноме человека. Эмпирические данные о геномах организмов позволили Маттику предположить, что эволюционная сложность связана с количеством 'теневой' части генома18.

В то же время Маттик полагает, что на определенном этапе эволюции, а именно при возникновении организмов с ядром (эукариотов) и развитии многоклеточных, качественно изменилась система управления геномом, и существенную роль в этом стала играть РНК. Основываясь на экспериментальных данных, Маттик пришел к выводу о том, 'что многие гены в геноме слож-

136

Часть первая

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии

ных организмов (а возможно, и большинство генов) кодируют не белки, а только РНК, непосредственно выполняющие регуляторные функции. Возможно, РНК участвуют в передаче специфической информации, существенной для развития организмов и их эволюционных изменений'19.

Изменением системы управления геномом возможно объяснить резкий качественный скачок в развитии органического мира, происшедший 525 млн лет назад в Кембрийском периоде. Существование регулятивной системы на основе РНК позволяет предположить, 'что многие гены эволюционировали благодаря изменениям в РНК, которая является звеном регуляторной системы более высокого порядка'20. Другими словами, РНК обеспечивает функцию управления и изменения (около 3/4 всей РНК, обнаруженной у млекопитающих, некодирующие, не транслирующиеся в белки). Предположение Маттика о качественно новом способе регуляции генома многоклеточных знаменует совершенно иной взгляд на развитие живых организмов с точки зрения молекулярной биологии. Возможно, в будущем будут открыты и другие критерии разнообразия живых организмов с точки зрения генетики.

Следствием проекта 'Геном человека' стало подтверждение того, что одним геном не обязательно кодируется один признак. По данным В. Тарантула, автора книги 'Геном человека: энциклопедия, написанная четырьмя буквами' (2003), одним геном может кодироваться не единственный белок, а несколько. Теоретически ген может кодировать до тысячи белков, а практически в среднем - три разных белка21. Более того, на одном и том же месте ДНК может быть записана информация о двух совершенно разных белках. Поэтому старое положение 'ген - признак' не соответствует действительности.

В связи с новыми экспериментальными данными возник вопрос о том, что обозначать понятием 'ген'. Последние 50 лет считалось, что гены (сегменты ДНК, кодирующие белки) - 'единственные элементы наследственности, предопределяющие признаки живых организмов'22. Наиболее общее содержание, которое обычно вкладывают в понятие 'ген', - нечто определяющее наследственные признаки организма (клетки). После экспериментальных исследований конца XX - начала XXI в. определение 'данный участок ДНК можно назвать геном, только если он детерминирует синтез белка' трудно употреблять однозначно, поскольку не только такие участки ДНК отвечают за

137

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

наследование признаков. Поэтому, например, Маттик использует выражение 'гены в традиционном смысле слова', что предполагает существование генов 'в новом смысле'. Есть также предложения определить ген как единицу информации, передаваемой от поколения к поколению. Приведем также мнение М.Д. Голубовского о том, что при 'тотальном секвенировании номинация определенного отрезка ДНК в "ранг гена" проводится лишь на основе сугубо формальных критериев (знаков генетической пунктуации, необходимых для транскрипции). Роль, время и место действия большинства "генов-номинантов" пока совершенно неясны'23.

Программа 'Геном человека' позволила по-новому увидеть организацию и эволюцию наследственной системы человека. Ряд ее результатов позволяет сделать некоторые выводы, касающиеся таких областей, как биология человека и ее связь с культурой. Но самое главное: программа открыла новые горизонты исследования, которые с октября 2002 г. реализуются в 'пятилетней программе эпигеном человека'. По мнению ряда генетиков, 'геном человека' ознаменовал лишь начало пути, следующий этап которого - эпигенетические исследования. Как отметил один из участников проекта: 'За пределами той реальности, которая так долго застилала нам глаза, находится целая вселенная. И это так необычайно воодушевляет'24.

Безусловно, можно позавидовать генетикам и с интересом следить за открытиями в этой столь динамичной области знания. Но новые горизонты генетики и молекулярной биологии требуют тщательного и всестороннего анализа и теоретического обобщения. События развиваются столь быстро, что ученые не успевают осмысливать полученные результаты. Необходимы различные подходы к созданию теоретических объяснительных конструкций для смежных дисциплин. К сожалению, абсолютное большинство зарубежных исследований ориентировано на определенный биотехнологический результат и разработку практических приемов генетической инженерии. Конечно, в них есть и теоретические размышления (например, в процитированных статьях Дж. Маттика и У. Гиббса), но все они направлены на анализ внутренних механизмов генома, а не его связи с внешним миром. При этом упоминается воздействие генома на организм, анализируются связи 'между некодируемой РНК и такими заболеваниями, как В-клеточная лимфома, рак легких, рак простаты, аутизм и шизофрения'25.

Но решить такие задачи (вылечить человека от наследственных заболеваний) можно, лишь поняв устройство наслед-

138

Часть первая

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии

ственной основы человека и соответственно создав 'теорию генома'. А это, в свою очередь, видимо невозможно без учета внешних воздействий, иерархической системы управления организмом и роли особенностей деятельности организмов. Не менее важным представляется воздействие культуры на особенности организма человека, закрепленные в наследственной системе. Благодаря открытию 'эпигенов', возможна и обратная связь наследственности с внешним миром (будь то более высокие уровни организации организма или влияние природных условий). 'Регуляция состояний генетических локусов образует сферу динамической или эпигенетической наследственности', - подводит итог исследованиям новых форм регуляции наследственности М.Д. Голубовский. Но, показывая следствия этого открытия, он делает следующий вывод: 'Здесь возможны массовые определенные обратимые наследственные изменения, индуцируемые обычными средовыми факторами'26. В трудах отечественных исследователей, биологов и генетиков, представлен широкий спектр разработок фундаментальных проблем, связанных и с эволюцией. Важную роль здесь играют открытия целостности клетки (организма) в управлении процессов в геноме. Вполне возможно предположить, что существует иерархическая система управления этими процессами над-или межклеточного типа и на уровне целостного организма (субъекта и объекта эволюции).

Безусловно, осмыслить данные как программы 'Геном человека', так и программы 'Эпигеном человека' можно на основе разнообразных, в том числе междисциплинарных, подходов. Замкнутость генетиков не принесла продуктивных результатов. Узкая специализация необходима в тщательном эмпирическом поиске, но она не дает возможности интегрального видения проблемы. Поэтому смешанные чувства вызывает образование специальных дисциплин 'геномика' и 'этногеномика'. Уж очень упрощенно и односторонне представляется в них анализ 'биологии и культуры'. Односторонне, потому что учитывается лишь влияние 'генов' на качества человека (обратная связь не рассматривается). Упрощенно, потому что реанимируются (в который раз) идеи Лебона-Ломброзо о наследственной предопределенности личностных качеств, моделей поведения и даже культурных особенностей индивидов. Средства массовой информации регулярно сообщают об открытии 'генов глупости' и т. д. Не отстают от них и серьезные научные издания. Так, в уже цитировавшейся книге В. Тарантула 'Геном человека' утверждается, что совре-

139

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

менная геномика открыла 'ген лидерства', 'ген тревожности', 'ген самоубийства' и 'ген поиска новизны'27. Все указанные качества, или модели, поведения человека имеют сложную интегральную природу и определяются неоднозначно. Кроме того, во всех указанных качествах имеются виды и типы, подчас резко отличающиеся друг от друга. Особенно это касается такого специфически человеческого феномена, как самоубийство. За этой трагической статистической строкой скрывается огромное разнообразие поступков и их причин, во многом зависящих от конкретной ситуации. Об этом еще в XIX в. написал свою классическую работу Э. Дюркгейм. Интересен и диапазон применения будущих методов генетической коррекции. В. Тарантул описывает это следующим образом: 'Академик Е.Д. Свердлов в 1999 году писал, что с помощью генной инженерии можно будет не только исправить "испорченные" гены (это делается уже сегодня), но и убрать многие негативные черты характера, которые тоже определяются генами, такие как трусость, жадность, эгоизм. И усилить задатки других черт, той же гениальности, ген которой был открыт в прошлом году'28.

Руководитель же российской национальной программы академик Л. Киселев в обстоятельном и сверхоптимистическом интервью еженедельнику 'Новая неделя' (2005, 11 мая) отметил, что 'безусловно изменится вся теория эволюции' и что исследования академиком Свердловым 19-й хромосомы 'несомненно очень сильно повлияют на наши представления о происхождении человека'29. При этом Киселев подтвердил информацию, ранее распространенную всеми информационными агентствами мира (в России в октябре 2004 г. в программе НТВ 'Сегодня') о том, что 'знаменитый американский генетик Дин Хамер, директор Национального института генных структур... заявил об открытии "гена веры в Бога". Согласно его исследованиям люди, глубоко верующие в Бога, несут в себе ген (он обозначил его как VMAT2), благодаря которому люди имеют большие способности к духовному и мистическому, чем другие'30. По этому поводу можно лишь отметить, что прямое соотношение 'генов' с различными культурными особенностями людей - не продуктивный путь исследования. Соотнесение всех качеств людей (индивидуальных, этнокультурных и т. д.) с определенными генами таит в себе много опасностей, главная из которых - селекция детей, определение судеб людей в соответствии с 'биологической картой способностей и аномальных черт'.

140

Часть первая

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии

Тем самым человек лишается важнейшей своей свободы - свободы выбора, не говоря о социальных последствиях.

Вызывает возражения общее стремление свести анализ вопросов, связанных с изучением человека и культуры, только к поискам определенных генов, которые могут решить соответствующие проблемы. Например, в августе 2006 г. в журнале 'Nature' появилось сообщение об открытии гена, который из обезьяны сделал человека (HARIF). За этой некорректной, если не сказать абсурдной, формулировкой скрываются исследования о различии генома человека и нескольких видов обезьян. Одновременно такая формулировка выражает направленность геномики: для решения проблемы антропогенеза необходимо лишь найти 'генетическую разницу' или даже ген, который и сделал из обезьяны человека31.

Действительно, программа 'Геном человека' и последующие программы (например, 'Эпигеном человека') дали и еще дадут много новых интересных фактов и сведений о наследственной системе человека. Но нельзя забывать, что это лишь первичный материал, информация для размышлений, сравнений, всестороннего анализа. Вполне вероятно, что количественные характеристики тех или иных геномов дадут дополнительную информацию об эволюции, а специальный анализ 19-й хромосомы в чем-то изменит наше представление о происхождении человека. Но новые факты и данные статистики - это лишь исходный пункт анализа, а его нередко стремятся выдать за результат. И еще одно важное замечание. 'Геномика', так же как и 'генетика', не может претендовать на единственный источник знаний о биологии человека и других живых организмов. Такая абсолютизация существует в начале XXI в., по существу повторяя ситуацию начала XX в. и используя ориентиры конца XIX в. (теории Лебона-Ломброзо).

Необходимость теории в генетике

Данные по исследованию генома человека имеют важное значение для эволюции различных групп человечества, проблем этногенеза и антропосоциогенеза. Еще раз подчеркнем, что эмпирические результаты, которые рассматриваются в рамках 'геномики' и 'этногеномики', могут дополнить наши представления (и, возможно, весьма существенно) о ряде процессов, происходивших и происходящих с человеком и другими организмами. Но

141

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

ряд эмпирических данных становятся осмысленной частью науки при их интерпретации и, как правило, за границей узкой специализированной области той или иной дисциплины. Интереснейший российский мыслитель биолог А.А. Любищев, анализируя в 1925 г. постулаты генетики, продемонстрировал, что 'не на основе фактов строится теория, как думают представители так называемой индуктивистской науки, - всегда на основе теории факты укладываются в систему'32.

К сожалению, современная молекулярная биология во многом нацелена на биотехнологические результаты, не балует нас разнообразием теории. При наличии конкретных технологий, позволяющих достигать биологических преобразований с заданными свойствами (например, трансгенные продукты питания), нет времени, сил, да и умений осмыслить и всесторонне понять происходящие взаимодействия (необходимо создавать все новые и новые технологии). Видимо, поэтому непосредственным предметом деятельности ученых в настоящее время являются не построение теории, а размышления над отдельными количественными параметрами проекта 'Геном человека'. Обратимся и мы к некоторым количественным характеристикам наследственной системы живых организмов и человека.

Первое, и весьма существенное, что бросается в глаза - это почти полное отсутствие корреляции количества генов, кодирующих белки (генов в традиционном смысле слова), с усложнением организации организмов. 'Геном совсем простого организма круглого червя (он состоит всего из 1000 клеток) содержит 19 000 белок-кодирующих генов, что почти на 50% больше, чем у насекомых (13 500), и примерно столько же, сколько у человека (25 000)', -писал Маттик33. Таким образом, количество генов в организме не соответствует степени его структурной и функциональной сложности. Вполне вероятно, что усложнение связано с определенными качественными формами организации генетических структур и различными способами управления, свойственными каждому уровню целостности. Есть предположение, что эволюционный уровень сложности связан с количеством 'теневой' части генома. Но, так или иначе, белок-кодирующие гены не являются показателями разнообразия форм органической жизни как животных, так и человека. Например, у мыши и человека 99% белков одинаковы, 99,9% генов у людей также не отличаются друг от друга. Отсюда можно сделать только один вывод: белок-кодирующие гены в слабой степени связаны с уровнем сложности и разнообразием

142

Часть первая

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии

органического мира или эти гены не тот системный уровень, который позволяет делать определенные выводы относительно качеств целостного организма.

Неопределенности в общую картину взаимодействий в молекулярной биологии добавляет дискуссия о содержании понятия 'ген'. Этот вопрос уже затрагивался в предшествующем изложении. Здесь же необходимо уточнить ряд моментов. Первоначально геном считалось 'нечто', предопределяющее наследственность. Затем с развитием хромосомной теории и открытием модели ДНК было предложено более конкретное определение: 'гены (сегменты ДНК, кодирующие белки) - единственные элементы наследственности, предопределяющие признаки живых организмов'34. Гены - это часть ДНК, которая передает информацию в белки, и они есть единственные элементы наследственности организмов. Гены и составляют геном организма. В начале XXI в. был выяснен ряд обстоятельств, которые не соответствовали содержанию этого определения. Первое: не только белок-кодирующие гены составляют геном. Второе: не только 'традиционные гены' отвечают за наследственность. Третье: наследственность-изменчивость связана не только с ДНК, или не только ДНК выполняет информационную функцию. Поэтому 'нечто', предопределяющее наследственность, не только часть ДНК и не только кодирует белок. Было предложено назвать 'другие гены' транскрибционной единицей, но при этом все равно надо изменить определение 'старых генов'.

Важным моментом и итогом этой дискуссии является утверждение о том, что совокупность белок-кодирующих генов не предопределяет все наследственные признаки организма. Если при этом учесть, что ген может кодировать не один, а несколько белков и что на уровне клетки существует сложнейшая система генетического поиска и генетической инженерии, то невозможно понять, как могут существовать линейные зависимости 'ген - тип поведения', о которых так любят рассуждать представители геномики.

Главные вопросы, стоящие перед современной наукой о наследственности, заключаются не в локализации всех возможных психологических моделей поведения человека в конкретных 'генах'. Они связаны с необходимостью понять формы управления и самоорганизации клетки организма или растения. Нельзя забывать, что в геноме риса оказалось больше кодирующих последовательностей, чем в геноме человека. К сожалению, неко-

143

Раздел II, Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

торые генетики делают вид, что вот-вот расшифруют все тайны наследственной системы организма человека, но в действительности пока биологи даже не могут объяснить, как выбирают режим роста корни растений. Корень растения - это 15-20 программ действий и система управления с обратной связью. Как же корень выбирает оптимальный режим роста? Проблема выбора программы действий при огромных возможностях или степенях свободы - вот действительно центральная загадка живого, над которой ломают головы молекулярные биологи, физиологи и специалисты по изучению поведения (например, этологи).

В заключение следует отметить, что растения вынуждены наиболее активно трансформировать свою внутреннюю структуру в ответ на вызовы среды, так как они (за редким исключением) лишены возможности двигаться. Наиболее интересных результатов в области передачи информации от растений к растению достиг И.А. Торчевский (Институт биохимии и биофизики РАН, г. Казань) и обобщил в своей работе 'Сигнальные системы клеток растений'. Как клетки растений усваивают внешнюю информацию? 'Поверхность клетки усеяна чуткими антеннами, -отмечает И.А. Торчевский. - Они воспринимают внешнее событие, посылают внутрь сигнальную молекулу. Этот сигнал порождает цепочку химических реакций, которые несут информацию в ядро. Так гены "читают" сообщение и дают команду перестроиться и защищаться'35.

Примечания

1 Голубовский М.Д. Сопереживание чуда // Химия и жизнь. 1997. ? 4. С. 6.

2 Голубовский М.Д. Век генетики: эволюция идей и понятий. СПб., 2000. С. 32.

3 Чаргафф Э. Белибердинское столпотворение // Краткий миг творчества. М., 1989. Цит. по: Голубовский М.Д. Век генетики... С. 10.

4 Цит. по: Гиббс У. 'Теневая' часть генома: сокровища на свалке // В мире науки. 2004. ? 2. С. 33.

5 Цит. по: Митптик Дж. Тайна программирования сложных организмов // В мире науки. 2005. ? 1. С. 29.

6 Цит. по: Голубовский М.Д. Век генетики... С. 10.

7 См.: Лоренц К. Восемь смертных грехов человечества // Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. М., 1998.

144

Часть первая

Глава 4. Социально-психологические аспекты познания в биологии

8 Там же. С. 48.

9 Там же. С. 46.

10 Там же. С. 49.

11 Там же.

12 Там же.

13 Там же. С. 55.

14 Там же. С. 56.

15 Там же. С. 57.

16 Гиббс У. 'Теневая' часть генома: сокровища на свалке. С. 21.

17 Маттик Дж. Указ. соч. С. 34.

18 Там же. С. 31.

19 Там же. С. 30.

20 Там же. С. 31.

21 Тарантул В. Геном человека: энциклопедия, написанная четырьмя буквами. М., 2003. С. 92, 106.

22 Гиббс У. Указ. соч. С. 21.

23 Голубовский М.Д. Неканонические наследственные изменения // Природа. 2001. ? 8.

24 Гиббс У. 'Теневая' часть генома: за пределами ДНК // В мире науки. 2004. ? 3. С. 71.

25 Маттик Дж. Указ. соч. С. 35.

26 Голубовский М.Д. Век генетики... С. 15.

27 Тарантул В. Геном человека... С. 192, 208, 209, 217.

28 Там же. С. 241.

29 Кочарянц В. Играем с судьбой в наперстки? // Новая неделя. 2005. ? 19. С. 62.

30 Там же. С. 63.

31 Камнев В. Открыт 'человеческий' ген? // В мире науки. 2006. Ноябрь. С. 1.

32 Цит. по: Голубовский М.Д. Век генетики... С. 32.

33 Маттик Дж. Указ. соч. С. 31.

34 Гиббс У. 'Теневая' часть генома: сокровища на свалке. С. 21.

35 Информационный цикл клетки: Интервью Н. Лесковой с акад. РАН И.А. Торчевским // Независимая газета. Наука. 2005. 22 июня.

Рекомендуемая литература

Аст П. Альтернативный геном // Мир науки. 2005. ? 7.

Герштейн М., Чжэн Д. Подлинная жизнь псевдогенов // Мир науки. 2006. ?11.

145

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

Голубовский М.Д. Век генетики: эволюция идей и понятий. СПб., 2000.

Голубовский М.Д. Неканонические наследственные изменения // Природа. 2001. ? 8-9.

Гиббс У. 'Теневая' часть генома: сокровища на свалке // В мире науки. 2004. ? 2.

Гиббс У. 'Теневая' часть генома: за пределами ДНК // Там же. ? 3.

Лоренц К. Оборотная сторона зеркала. М., 1998.

Маттик Дж. Тайна программирования сложных организмов // В мире науки. 2005. ? 1.

Сваминатан Н. Когда законы Менделя бессильны // Там же. 2008. ?5.

Тарантул В. Геном человека: энциклопедия, написанная четырьмя буквами. М., 2003.

Шапиро Р. У истоков жизни // В мире науки. 2007. ? 10.

Глава 5. Дискуссия о внутривидовом разнообразии человека

Концепция плавных переходов (клинализм) и отрицание биолого-географического разнообразия

Комплекс антропологических наук изучает разнообразие форм, в которых человек осуществляет свою жизнедеятельность, в том числе биологическую изменчивость. Разнообразие телесной организации людей - предмет изучения физической антропологии. Исследования в этой области знания начались в 30-х годах XIX в. В России физическая антропология имеет длительную историю и свои особенности развития, в том числе связанные с последовательной борьбой против всевозможных форм расизма. В нашей стране в XX в. и в начале XXI в. за данной научной дисциплиной сохраняется название 'физическая антропология'. За рубежом за этой областью знания закрепилось наименование 'биологическая антропология'. В США и в Западной Европе существует более обобщенная и разносторонняя дисциплина 'биология человека'. Вместе с тем в России и за рубежом развивается 'медицинская антропология', предметом анализа которой

146 Часть первая

Глава 5. Дискуссия о внутривидовом разнообразии человека

являются особенности онтогенеза, своеобразие протекания болезни, роль образа жизни во внутриорганическом функционировании у представителей различных культур. Ряд исследований обобщающего характера, осуществленных в СССР и России, также могут быть отнесены к 'биологии человека' и к 'медицинской антропологии'.

С середины XIX в. разрабатывается классификация, типология различных групп людей, которая должна систематизировать исследовательские данные. В большинстве своем они касаются разнообразия формы и строения тела. Особое внимание обращалось на строение черепа. Специфические выводы из исследований антропологов, подобные тем, что сделали Аммон и Ляпуж, были исключением. Понятие же расы, которым пользовались Гобино и последующее поколение теоретиков расизма, было весьма неопределенным, расплывчатым и ориентировалось на цвет кожи, волос, глаз и было в основном продуктом социальной мифологии, а не статистических данных физической антропологии. Понятие 'раса' в антропологических исследованиях XIX -начала XX в. было призвано систематизировать разнообразные типы людей, которые, как правило, связаны с разнообразием географических (природных) условий жизни. Значительную роль в изучении влияния природы на организм человека оказали представители течения 'географический детерминизм', основная идея которого - воздействие природных факторов на организм человека и форму осуществления социальной активности ('культура').

Классификация, основанная на разнообразии строения и форм тела (морфологическая, по фенетическим признакам), фундаментально обоснована длительным периодом изучения, разработкой специфических методов анализа и огромным массивом эмпирических данных. Однако физические антропологи используют и другие классификации, например одонтологическую (особенности зубов - 13 признаков) и дерматоглифическую (разнообразие рисунка на ладони).

В связи с успехами молекулярной биологии появилась генетическая классификация населения Земли. Совершенно естественно, что во всех классификациях ученые получают различные результаты, так как систематизация осуществляется по разным основаниям деления. Совокупные результаты всех подходов постепенно создают целостную картину особенностей органической основы человека, рассмотренных под различными

147

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

углами зрения, с позиции разнообразных системных уровней. Кроме того, статистические данные систематизаций - это информация для сравнительного анализа и для размышлений, обобщений и т. д.

В начале XXI в. ситуация в исследовании телесной организации человека сложилась таким образом, что 'генетический' подход объявляется новым, прогрессивным, единственно истинным, а прежний морфологический (фенетипический) -поверхностным, устаревшим, неверным и даже расистским. Более того, декларируется создание 'новой антропологии', которая и есть образец научного исследования организма человека, как в историческом аспекте, так и в современную эпоху. А если учесть претензии представителей новой дисциплины на генетическую интерпретацию психологических и культурных качеств человека, то становится ясно, что 'новая антропология' стремится заменить собой не только физическую, но и культурную антропологию. Эта позиция не соответствует ситуации в современной молекулярной биологии, которая характеризуется как начало новых поисков и очень сложной, далеко не однозначной (если не сказать запутанной) общей картиной функционирования и организации системы наследственности. Поэтому выводы относительно генетической классификации человечества можно считать лишь частными и первоначальными.

Основная идея представителей 'новой антропологии' состоит в отрицании существования 'рас', 'антропологических типов' и вообще дискретных образований, характеризующих разнообразие людей. Они - сторонники абсолютизации единства, однообразия всех людей. По их мнению, существуют лишь плавные переходы между индивидами, но нет явно выраженных антропологических типов (что называется, не верь глазам своим). Данный подход получил название клинализма. Для иллюстрации такого подхода обратимся к исследованию М. Бамшеда и С. Олсона 'Существуют ли расы?', в котором указанный подход реализован в умеренном виде.

Вышеназванные авторы сомневаются в существовании рас только на основании несовпадения генетической идентификации и морфологической (расовой) групп людей. В начале своего исследования авторы задают вопрос, будет ли генетическая систематика 'соответствовать разделению людей на группы на основании общепринятых представлений о расе?'1. Естественно, они

148

Часть первая

Глава 5. Дискуссия о внутривидовом разнообразии человека

отвечают на этот вопрос отрицательно. Иначе и не может быть. Ведь в классификациях использовались различные основания деления. Но как можно сделать вывод о том, что расы не существуют, на основании несовпадения классификаций? Только при абсолютной уверенности, что 'генетическая классификация единственно истинная'. А уверенность в этом придают многие предшествующие публикации. Правда, авторы статьи не абсолютные сторонники несуществования рас. Например, по их мнению, 'генетический анализ позволяет разграничить группы людей в соответствии с их географическим происхождением' (т. е. все же имеются расово-географические отличия). Но тут же добавляют: 'Однако такой подход требует большой осторожности'2. Они признают, что 'понимание связи между расами и генетическими различиями имеет важное практическое значение'3 (в некоторых случаях в медицине).

Но все эти оговорки не поколебали основного вывода исследования: различие между расами ничтожно мало, несущественно. В этом выводе авторы опираются на свой любимый 'лозунг': '...в среднем генетические различия в пределах какой-либо популяции людей выражены гораздо сильнее, чем различия между двумя популяциями'. Соответственно 'представители разных популяций отличаются друг от друга чуть сильнее, чем представители одной и той же популяции'4. Во-первых, приведенное выше положение - лишь новая гипотеза, основанная на фрагментарных исследованиях. Во-вторых, 'чуть больше (сильней)' на генетическом уровне может трансформироваться в существенные различия. В указанном положении представлен количественный подход в чистом виде. Исследования генома показали, что 'подход больше/меньше' невозможен. Кроме того, в предшествующих главах настоящего издания показана слабая связь между генами в традиционном смысле и разнообразием организмов. И наконец, пока абсолютно не изучена большая часть генома (программа 'Эпигеном человека') человека, о каких 'больше, меньше' может идти речь? Более того, согласно данным современной генетики (программа 'Геном человека'), разнообразие может быть связано не просто с набором тех или иных генов, совокупность которых определяет признаки особи, а с последовательностью и структурными связями между генами. И, самое главное, один и тот же ген может копироваться многократно. Это обстоятельство радикальным образом опровергает положение об отличии 'популяций друг от друга чуть-чуть', на

149

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

доли процента, и является новым аспектом организации генома, открытым в процессе идентификации генома человека.

Некоторое время рассмотренное положение оставалось теоретическим допущением, до тех пор пока в 2006 г. группа ученых из 13 исследовательских центров, объединенная в Кембридже под эгидой Сантеровского института, не доказала экспериментальным путем, что разница в геноме между популяциями, представляющими людей различных регионов земного шара, может достигать 12%. Одна из основных причин различий - многократное копирование одного и того же гена. 'Исследовав 2900 генов, они (эта группа ученых. - А. Б.) выявили 1440 так называемых вариаций числа копий (copy variations or CNV)'. Копирование одинаковых генов участвует в поддержание иммунитета против региональных (географически детерминируемых) болезней. Таким образом, в 2006 г. основной тезис клинализма был опровергнут фактами экспериментальных исследований. Более того, согласно мнению Дж. Липски, одного из мировых авторитетов в медицинской генетике, 'это открытие навсегда изменит все поле генетики человека и заменит собой базовые принципы генетики, разрабатывавшиеся, начиная с Г. Менделя в XIX в. и кончая Уотсоном и Криком, открывшими в 1953 г. двойную спираль ДНК'5.

М. Бамшед и С. Олсон присоединяются к постулату клинализма, но при этом анализируют различия, возникшие в результате расогенетических особенностей. Они отмечают различную реакцию афроамериканцев и евроамериканцев на лекарства, применяемые при лечении сердечно-сосудистой недостаточности и некоторых других заболеваний. Ученые оценивают это как совершенно новое явление. Из-за своей узкой специализации они не знают, что неодинаковое течение болезни и способы терапии у представителей различных культур (и соответственно рас) - это факты тридцатилетней давности, достояние ряда направлений психологической антропологии США. Эти особенности организмов людей, принадлежащих различным 'группам' (по терминологии Бамшеда и Олсона), много лет изучают ученые из США, Канады, России в рамках 'медицинской антропологии'. Поэтому их положение о большом значении 'знания географических корней' для лечения ряда заболеваний не ново и не оригинально, но правильно. Необходимо также отметить, что Бамшед и Олсон выделяли в биомедицинских исследованиях и проблему средового фактора, но она не получила у них генетической интерпретации.

150

Часть первая

Глава 5. Дискуссия о внутривидовом разнообразии человека

В этой научной статье удивляет и шокирует отсутствие представления о том, что такое раса, какова совокупность морфологических признаков, ее выделяющих, и т. д. Термин 'раса' в данном исследовании используется для обозначения обыденных житейских представлений о расах (на уровне Гобино), т. е. признаки расы - цвет кожи, волос, глаз. В начале статьи ставится вопрос: 'Несут ли биологические признаки, такие как цвет глаз, волос и кожи, достоверную информацию о генетической конституции человека?'6 Далее идут рассуждения о неопределенности понятия раса: 'Так человека, которого в США назовут черным, в Бразилии сочтут за белого, а в Южной Африке - за цветного'7. Это все политически-обыденные представления, фактически не имеющие никакого отношения к научному понятию 'раса' в физической антропологии. А то, что понятие 'ген' было не определено (на момент написания статьи Бамшеда и Олсона) - это факт, но авторы статьи игнорируют его. На протяжении всей работы авторы обращаются к 'расовым признакам', в основном к цвету кожи, и замечают, что они не должны вводить в заблуждение и т. д. О непонимании, что такое раса, свидетельствует следующая цитата: 'Жители африканской суб-Сахары и австралийские аборигены могут иметь одинаковую пигментацию (адаптация к сильному солнечному излучению), но отличаться генетически'8. (Вообще трудно по строению тела и лица спутать австралийских аборигенов с кем-либо.)

Заканчивается исследование оптимистическим призывом 'осознать неразрывность уз, объединяющих всех людей в единую генетическую семью'9. Но при этом странно: чтобы объединению не мешали различие и разнообразие, надо запретить исследования о них. Бамшед и Олсон приводят удивительную информацию о призыве к запрету исследований на основе этнической и расовой принадлежности: 'В январе 2003 г. FDA (Федеральная служба по изучению заболеваний. - А. Б.) США одобрило сбор данных о расовой и этнической принадлежности людей при проведении любых клинических испытаний'. Но ряд исследователей 'настаивают на запрете рекомендаций FDA, а коллег, проводящих клинические испытания, они призывают сосредоточиться на сборе данных о геноме больных. Они считают, что различия между группировками людей настолько малы, а отрицательный исторический опыт, связанный с расовой дискриминацией, настолько велик, что при проведении генетических и медицинских исследований не должно придаваться серьезного значения групповой принадлежности'10. Правда, другие ученые

151

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

(и, видимо, авторы статьи тоже) полагают, что определенную роль все-таки играют и средовые факторы, т. е. допускается какое-то разнообразие. Тем не менее на обложке номера журнала, в котором опубликована статья, и в ее тексте в качестве комментария и одновременно доказательства тезиса о том, что расы не существуют, опубликованы фотографии шести женщин, будто бы принадлежащих к различным расам. Эти портреты почти не отличаются друг от друга, в действительности таких псевдотипов не существует. Неестественность 'фотографий' бросается в глаза, и сразу приходит мысль о том, что они выполнены с помощью компьютера. В конце статьи говорится, что была написана программа, которая 'создает' пять 'расовых типов' (точнее, псевдорасовых) на основе фотографии любого желающего. 'Псевдорасовыми' эти типы являются потому, что за основу отличий опять же берется цвет кожи, причем отсутствуют четкие тона, а есть только полутона и плавные переходы цвета. В фотопортретах почти не выражены особенности строения лица (есть лишь 'штриховые' намеки). В компьютерную программу заложены соответствующие показатели, не включающие большинство морфологических признаков. Поэтому серия компьютерных портретов, строго говоря, не выполняет задачу создания расовых вариаций, а служит великолепной иллюстрацией принципа сверхплавных переходов (клинализма). Поскольку фиксация реального разнообразия не приветствуется, создается виртуальное псевдоразнообразие. Как тут не вспомнить слова Э. Чаргаффа о 'нормативной биологии, которая повелевает природе вести себя в соответствии с нашими моделями'11.

Вот таким образом 'утверждается' положение о том, что 'разнообразие существует чуть-чуть'. Другие подходы, изучающие различия на основе расовой и этнической принадлежности, подвергаются публичному осуждению. При этом ссылаются на опросы ученых широкого профиля (когда на одной из кафедр политэкономии МГУ в 70-х годах XX в. теоретические вопросы решали голосованием, это считалось величайшим позором для университета). Кроме осуждения, 'иные' проекты не получают финансирования. Это касается как индивидуальных, так и коллективных работ. Так, по сведениям российского ученого Л.Т. Яблонского, 'любые исследования в области территориальных и популяционных закономерностей биологической изменчивости, фактически (хотя и негласно) запрещены на уровне самых высоких государственных и университетских инстанций и грантами

152

Часть первая

Глава 5. Дискуссия о внутривидовом разнообразии человека

стопроцентно не поддерживаются'12. Более того, в США 'все чаще раздаются призывы запретить расоведческие и этногенетические исследования не только в американской, но и в мировой, прежде всего в российской, науке'13.

Источники такой позиции лежат вне науки и особенно не скрываются. По словам Яблонского, 'американские антропологи (в широком понимании этого слова) и политологи одержимы благородной, на первый взгляд, идеей: все, что объединяет человечество - это хорошо, а все, что разъединяет - это плохо'14. Благородное здесь просто видимость, а реальность - это 'Мы' Е.И. Замятина (голливудская версия - 'Эквилибриум'), это ряды одинаковых, послушных, ведущих одинаковый образ жизни биороботов, типа цыплят-бройлеров. В целом такой подход ориентирован на однообразную модель глобализации, но ведь это не единственный вариант глобализации, который существует в США. Интересна и еще одна деталь. Нередко при чтении работ противников разнообразия интуитивно чувствуется противопоставление биологии генетике (биологическая изменчивость - генетическое однообразие). Абсолютизация 'однообразного' генетического может расширить свои границы и далее на культурную антропологию. В США на обложке любого учебника для вузов по культурной антропологии или антропологии присутствуют слова: 'Изучаем разнообразие человечества!'

Есть еще одна черта современной ситуации в антропологической науке США, сложившаяся в связи с отказом от изучения разнообразия на основе этнической и расовой принадлежности. Наряду с запретами на изучение рас приветствуются различные вульгарные биологические публикации с расистским оттенком. Об этом я уже упоминал в связи с неприятием ламаркизма. Нельзя не остановиться на этом моменте в эпоху пропаганды клинализма. Это же явление отмечает и Яблонский. Для примера он приводит книгу Ф. Руштона 'Раса: эволюция и поведение' (2000), где, в частности, рассматривается корреляция длины мужского полового члена с коэффициентом умственных способностей. Яблонского беспокоит то, что этому изданию рукоплещет научная общественность в США в лице профессоров девяти университетов и обозревателей научно-популярной прессы15. Таким образом, часть научного общества говорит 'нет' исследованиям биологического разнообразия на основе этнической и расовой принадлежности, и в то же время 'да' - вульгарному биологизму (по существу расизму) и генетическому детерминизму.

153

Раздел II. Теории эволюции, биологическое многообразие индивидов...

Миф о нереальности внутривидового разнообразия человечества

Успехи генетики последних лет обусловили иной акцент в антропологических исследованиях: 'центр тяжести' переносится на изучение генетических структур и генетических маркеров. Исследователи накопили интереснейший материал. Но однозначно он не может интерпретироваться как отсутствие самостоятельных групп среди человечества. В уже неоднократно цитировавшейся статье Бамшед и Олсон на основе генетической классификации выделяют четыре самостоятельные группы: две африканские, причем одна из них почти полностью состоит из пигмеев, восточно-азиатскую и европейскую. Результаты исследования Бамшеда и Олсона, а также Г. Животского и Э. Хуснутдиновой 'Генетическая история человечества' (2003) показывают, что 'генетический анализ позволяет разделить группы людей в соответствии с их географическим происхождением'16. Правда, впоследствии статус этого положения оговаривается всяческими условиями.

У наиболее последовательных сторонников отрицания существования рас позиция более простая и очевидная: 'Концепция расовых типов не имеет смысла' (Е. Молнар). В завершенном виде и в радикальной форме отрицание рас выразил Д. Йохансон: 'Расы - пустые категории, лишенные биологической основы'17. Идея отрицания рас высказывалась и ранее, в 60-х годах XX в., но тогда она не пользовалась успехом и не получила распространения18. Таким образом, вместо классификации на основе фенетических (морфологических, обусловленных строением тела)* признаков предлагается 'теория' плавных переходов - клинализм. То, что плавные переходы существуют в ряде регионов, никто не отрицает. Так, в исследовании В.Е. Дерябина 'О дискретных расовых вариациях в современном населении Восточной Европы и Кавказа: популяционный типологизм против клинализма' приводится пример подобной вариации, наблюдаемой от антропологических вариантов, характерных для украинцев и белорусов Полесья, через украинцев среднего Приднестровья к нижнеднепровским украинцам19. Но здесь же Дерябин на обшир-

* Термин 'фен' обозначает определенную модификацию морфологического признака. Традиционный набор морфологических признаков человека есть совокупность фенов.

154

Часть первая

Глава 5. Дискуссия о внутривидовом разнообразии человека

ном статистическом материале показывает наличие дискретных образований, во множестве существующих в указанных им географических рамках.

Сторонники клинализма допускают все ту же логическую ошибку, что и генетики, которые не делали различия между 'бактерией и слоном'. Они изменяют логический статус высказывания с частного (некоторые А есть Р) на общий (все А есть Р). Отказ в существовании каким-либо дискретным образованиям означает отрицание каких-либо качественных образований, обладающих самостоятельной целостностью. В действительности имеются лишь бесконечные плавные переходы и нет никаких антропологических типов и подобных им образований.

Такая позиция подвергнута резкой критике российскими учеными. Остановимся на основных изъянах положений сторонников клинализма и абсолютизации 'новой антропологии'. Большие сомнения вызывает метод сбора первичной информации. Он основан на случайных (произвольно выбранных) результатах генетических исследований, которые проводятся по произвольно же выбранным генетическим критериям. После обработки выборки без последующих сравнений делаются выводы. Ясно, что на основании выборки в 565 человек (на всю Европу, Восточную Азию и Африку) нельзя получить достоверных результатов. В физической же